Врачи рассказывают про рак поджелудочной железы

Рак поджелудочной железы врачи относят к видам онкологии с неблагоприятным прогнозом, при котором 5-летняя выживаемость составляет всего 5%. Не самый распространенный, но очень коварный — этот рак прячется до последнего, не выдавая себя тревожными симптомами.

Своей историей борьбы с болезнью поделилась Ксения, которая, как и многие, поздно узнала о своем недуге, но не собирается сдаваться.

Международная статистика

В 2020 году в мире выявили 495 тыс. 773 случаев рака поджелудочной железы. И если по распространенности этот вид онкологии занимает 14-ю строчку, то по смертности — 7-ю. И в прошлом году с этим диагнозом умерли 466 тыс. человек.

Врачи полагают, что на возникновение опухоли влияют курение и злоупотребление спиртным, ожирение и сахарный диабет. Однако часто рак возникает и без этих факторов. Так случилось у Ксении, у которой этим летом обнаружили рак поджелудочной 4-й стадии.

«Боль в пояснице, приливы и усталость»

Ксении 36, она работает финансистом и воспитывает 7-летнего сына. Она всегда вела активный образ жизни, придерживалась здорового питания, не увлекалась алкоголем и проходила ежегодный чек-ап организма. Но оказалось, что это — отнюдь не панацея от рака. Правда, ее отец умер от онкологии, но Ксения никогда не допускала и мысли о том, что она — в зоне риска.

Врачи рассказывают про рак поджелудочной железы Рак молодеет?

«В мае я впервые почувствовала боль в пояснице. Но тогда я после перерыва вернулась к спорту, и потому с легкой руки списала все на тренировки, — вспоминает женщина. — Боль нарастала, и я решила, что нужно снять напряжение и добавить бассейн».

К июню боли все усиливались. Теперь ныло и под лопаткой, и в плече, и под ребрами. Ксения решила, что это межреберная невралгия — посетила мануального терапевта. накупила лекарств и стала колоть витамины и хондропротекторы.

«К июлю добавились внезапные приливы — в помещениях стало душно, а просыпалась я с мокрой головой. Появилась усталость — тяжело было даже подниматься по лестнице. Спать хотелось сразу же, как только проснешься. Тогда я поняла, что это серьезнее защемления нервов», — признается Ксения.

Ее случай не уникален — первые симптомы рака поджелудочной железы у подавляющего числа людей проявляются лишь тогда, когда заболевание уже прогрессировало до 4-й стадии. Именно поэтому врачи так часто ставят пациентам неблагоприятный диагноз — лишь у 20% людей опухоль диагностируют, когда она операбельна.

«Хотелось брести в неизвестном направлении и жалеть себя»

Первой ошибкой было решение, что торопиться некуда и можно все делать по ОМС в порядке живой очереди. Сначала пришлось ждать терапевта, затем выпрашивать у него назначения всех анализов и УЗИ, а запись была только через 2-3 недели.

«Пришлось выслушать, что мне не обязаны выписывать анализы по моему запросу и назначат, что считают нужным. Боли тем временем становились все сильнее, я перестала спать ночами, уже не могла лечь на живот. А однажды утром я с трудом встала с кровати», — вспоминает Ксения.

Врачи рассказывают про рак поджелудочной железы «Доктор, у меня рак?»: почему пациенты и врачи друг друга не понимают

К 16 августа она дождалась УЗИ. Процедуру провели молча и ледяным тоном посоветовали ожидать в коридоре. Через 5 минут все так же молча вручили заключение, дверь закрылась.

Ксения прочитала написанное от руки и ее смутило слово «mts» с вопросительным знаком». На следующий день она пошла к одному из лучших диагностов в городе на повторное УЗИ.

И вот, на кушетке в кабинете, ее глаза встретили сопереживающий взгляд диагноста.

«Я понимаю, как это непросто слышать, но сейчас — руки в ноги, и к терапевту. Ваша задача — получить направление к онкологу. У вас нет времени на размышления!» — с сочувствием порекомендовал диагност.

«Описать, что творилось со мной в последующие полчаса я с трудом могу, вряд ли я что-то понимала. Я помню, что не могла дышать от шока, ужаса и слез. Медсестры приносили воду, успокоительные, что-то спрашивали. Я вышла из больницы на ватных ногах и отправилась на завтрак с сестрой.

Когда я сказала ей, что у меня вся печень в метастазах, снова потекли горячие слезы. Я стала осознавать безвыходность ситуации, руки опустились, хотелось брести в неизвестном направлении и жалеть себя.

Я постоянно повторяла: «Я же так люблю жизнь и сына, я хочу успеть сделать с ним многое, я обещала ему на 10-летие «Дисней Лэнд». Зачем меня лишили всего?»

Сестра молча гладила ее по плечу и давилась от слез. Это уже потом обе они поняли, что онкодиагноз — вовсе не обязательно означает смерть от рака.

«Так всегда происходит, когда мы не имеем представления о болезни. Рак ассоциируется со смертью, болью, страданиями. Но почему тогда жизнь не ассоциируется со смертью? Ведь никто из нас после рождения не знает, сколько ему отмерено», — говорит Ксения.

«Завершайте дела, у вас не больше 6 месяцев»

В системе бесплатного здравоохранения в своем городе Ксения разочаровалась почти сразу. Направление в онкологию ей выписали лишь спустя 11 дней, когда спина уже согнулась от боли: увеличенная печень сдавила желудок и диафрагму, простреливая во всевозможные места.

Врачи рассказывают про рак поджелудочной железы «Я не хочу, чтобы меня жалели»: как раком молочной железы болеют 30-летние

Но женщина пыталась любым способом вернуть себе контроль над ситуацией. В интернете удалось найти местную группу помощи онкобольным re.missiya, которую создала волонтер Оксана Хикматулина. Ксения описала свою проблему, и ей посоветовали срочно звонить в свою страховую компанию и требовать сдвига сроков очереди. После этого ей действительно предложили прием на следующий день.

Параллельно Ксения записалась на платное КТ с контрастом, которое выявило опухоль хвоста поджелудочной железы с метастазами в печень и легкие. Все подтвердилось: 4-я неоперабельная стадия заболевания. Вместе с сестрой они пришли на прием к онкологу.

«У меня нет для вас хороших новостей, это рак, метастазы заполнили печень и функционирует она на 5%. В ближайшее время может начаться желтуха, показатели печени очень высокие. Завершайте дела, осталось вам не больше 6 месяцев, даже при агрессивной химии, а если не будете лечиться — 4-6 недель», — проговорила онколог.

Слова врача выбили Ксению из колеи на целый месяц — с этими словами она засыпала и просыпалась и не верила ни во что. Приговор был услышан. И лишь намного позже Ксения поняла, как непрофессионально повел себя доктор — забрав последнюю надежду в самом начале борьбы.

«Дело не в деньгах, а в компетенции провинциальных врачей»

Онколог в итоге прописала антитоксичные препараты для печени, причем, чтобы их прокапать, медсестру пришлось искать самостоятельно.

Ксения последовала указаниям, накупила две коробки дорогостоящих препаратов, но с каждым днем ей становилось только хуже.

На комиссии по определению дальнейшей тактики лечения пациентке предложили госпитализацию на 2 сентября — и лишь на биопсию, а не химиотерапию. К тому моменту пациентка уже была на опиумных обезболивающих, спина не разгибалась, силы покидали.

Врачи рассказывают про рак поджелудочной железы «Онкология желудка — не смертный приговор»

Ксения снова обратилась за советом в группу, и Оксана Хикматулина твердо сказала: «Собирай чемодан — и в крупный город». Так женщина оказалась в частной онкоклинике.

«Цены для среднестатистического больного высокие, но я искала своего врача — хотела попасть на консультацию, узнать второе мнение. У меня не было выхода — у провинциальных врачей не хватало компетенции, платных онкоуслуг в нашем городе нет, по ОМС все делалось очень медленно, а каждый день — на вес золота», — объясняет Ксения.

Женщина попала в многопрофильную больницу высокого уровня — к онкологу Давиду Павловичу Атаяну. Они беседовали два часа, врач дал исчерпывающую информацию про заболевание, всевозможные мутации и методы лечения.

Он держал ее за руку и рассказывал про хорошие случаи, про ремиссии. И Ксения согласилась на лечение.

Почти в тот же день ей сделали биопсию, но результатов ждать не стали — сразу провели операцию по установке порта и на следующий день начали общую химиотерапию первой линии комбинацией mfolfirinox.

«Все вокруг пахло препаратами»

«Первую „химию“ нужно пережить. Шестичасовое вливание препаратов далось очень тяжело, печень еле справлялась. Было плохо так, что я думала, что умерла.

С просветами в сознании я шептала, что не буду лечиться… После „химии“ меня откапывали. Я ничего не ела две недели вплоть до следующей терапии, пила компоты и соки.

Во рту был вкус препаратов, все вокруг пахло препаратами и воротило даже от воды», — вспоминает Ксения.

К четвертой процедуре она привыкла, показатели стали улучшаться, сама печень визуально стала меньше. После четвертой терапии ей сделали КТ, которая показала уменьшение метастаз и опухоли на 30%.

Врачи рассказывают про рак поджелудочной железы Парализованные страхом: почему нас так пугает рак?

«Я радовалась, как ребенок. К тому моменту я со всей силы захотела жить и поверила в свои силы. Мне хотелось показать тому самому первому онкологу, что статистика — это цифры, а люди — живой организм», — говорит Ксения.

После КТ она решила вернуться домой и продолжить лечение дома. Одной в чужом городе было одиноко, нужна была поддержка, глаза родных и разговоры не про болезнь.

Ведь когда остаешься один и без дел — весь прорастаешь в кровать от жалости к себе. Ксения купила препаратов на 4 курса и прилетела домой. Ее ждал сюрприз — оказывается, препараты пациента местный онкоцентр не капает.

Снова пришлось искать медсестру. Но все уже было иначе — вера в свои силы и в победу над болезнью.

Сейчас Ксения активно переписывается участниками онлайн-группы «Рак поджелудочной — не приговор!» Вообще всем, кто столкнулся со страшным диагнозом, она советует вступать в различные сообщества — иногда именно там удается найти поддержку и задать нужные вопросы. Там страх становится меньше — ты смотришь ему в глаза.

Читайте также:  Выделения после прижигания эрозии шейки матки - какие должны быть?

В группе Ксения нашла сильных и волевых людей, которые уже 2-3 года лечатся, выходят в ремиссию, борются с рецидивами… Работают, занимаются спортом, ездят на рыбалку и нянчат маленьких детей.

«Ну как это можно назвать „смертью“? Это и есть настоящая жизнь, только уже без шелухи, — говорит женщина. — С диагнозом все в корне меняется, происходит полная переоценка. И мне стало не страшно, я перестала бояться.

Я не верю в статистику. Я верю, что увижу своего сына подростком и буду плакать на его выпускном. Я верю, что наука двигается и изобретает все новые лекарства.

А мозг человека, способного и желающего бороться и жить — он еще не изучен!»

Анжела Новосельцева

«Росбалт» представляет проект «Не бойся!». Помни, что рак не приговор, а диагноз. Главное — вовремя обратиться к врачу.

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

Как заподозрить рак поджелудочной железы и каков шанс излечиться: интервью с хирургом-онкологом

Почему этот вид онкологии называют «болезнью алкоголиков»? Как опухоли поджелудочной связаны с панкреатитом? В каких случаях эффективна операция и стоит ли отчаиваться при таком диагнозе? Об этом рассказала врач с большим опытом Юлия Бондаренко.

Врачи рассказывают про рак поджелудочной железы

shutterstock.com

Юлия Сергеевна, почему рак поджелудочной железы считается одним из самых агрессивных и отличается крайне низкой выживаемостью?

– Это связано с отсутствием прижизненной диагностики предопухолевых заболеваний поджелудочной железы и мер первичной профилактики данного рака, а также достаточно низкая эффективностью лечения заболевших. В связи с длительным отсутствием симптомов, то есть бессимптомным течением, пациенты обращаются за медицинской помощью при запущенных стадиях рака.

Если опухоль поджелудочной очень долго не проявляет себя симптомами, как можно догадаться о ее наличии?

– Пожелтение кожных покровов и склер, потемнение мочи, светлый кал – это все признаки механической желтухи, самого частого осложнения рака поджелудочной железы. Отмечаются также снижение массы тела, боль в верхних отделах живота, тошнота, рвота.

Кто в группе риска? Как определяется предрасположенность к этому виду онкологии?

– Рак поджелудочной развивается у каждого четвертого курильщика. В числе факторов риска также ожирение, нарушение диеты, сахарный диабет II типа.

  • Семейные формы рака поджелудочной железы встречаются примерно у 10% таких больных.
  • Существуют врожденные синдромы, обусловливающие развитие таких опухолей – например, синдром семейной атипичной меланомы увеличивает риск рака поджелудочной железы в 13-22 раза, семейный аденоматозный полипоз – в 4-5 раз, наследственный рак молочной железы и яичников – в 2,3 раза, а синром Пейтца – Егерса в 132 раза.
  • Можно сказать, что панкреатит и рак поджелудочной – это, грубо говоря, стадии одной болезни?

– Я бы назвала хронический панкреатит предраковым заболеванием. По мнению ряда исследователей, риск рака поджелудочной железы возрастает в 10-20 раз на фоне хронического рецидивирующего заболевания в течение не менее 5 лет. А вот наследственный хронический панкреатит в 50 раз увеличивает относительный риск развития рака такого типа.

Рак поджелудочной железы еще называют болезнью алкоголиков. Это справедливое определение?

– Исходя из своей практики, я не согласна с тем, что рак поджелудочной железы – это болезнь алкоголиков. Скорее, здесь можно выявить взаимосвязь между длительным употреблением алкоголя и развитием хронического панкреатита, что и увеличивает риск развития рака поджелудочной железы.

Как чаще всего выявляют злокачественное новообразование поджелудочной?

– Чаще всего пациенты попадают к врачам общего профиля, терапевтам или инфекционистам с желтухой, а после дообследования их отправляют уже к хирургам. Необходимый объем обследований включает УЗИ и КТ с внутривенным контрастированием органов брюшной полости, анализ крови на онкомаркер СА 19-9.

Врачи рассказывают про рак поджелудочной железы pixabay.com

С какой симптоматикой обычно приходит к врачу пациент?

– Чаще всего пациент обращается к врачу с клиникой механической желтухи: пожелтение кожи и склер, зуд кожи, потемнение мочи, посветлевший кал. Доктор первично должен выполнить УЗИ с целью дифференциальной диагностики между механической, инфекционной и паренхиматозной видами желтухи.

При онкологии поджелудочной железы операция нужна всегда?

– На начальных стадиях болезни, то есть когда опухоль удалима, да. В таких случаях операция улучшает выживаемость и увеличивает продолжительность жизни пациентов. На более поздних стадиях, когда опухоль местно распространена или есть метастазы, необходимо химиотерапевтическое лечение.

  1. Локализация опухоли влияет на ее лечение?
  2. – Локализация опухоли влияет на объем и вид оперативного вмешательства
  3. Как проводят операции на поджелудочной железе?

– Такие вмешательства можно проводить как открытым способом, так и лапароскопически, и даже с помощью робота Da Vinci. Все зависит от опыта и навыков оперирующего хирурга, оснащения хирургического стационара.

  • Какие органы приходится удалять вместе с поджелудочной в сложных случаях?
  • – Во время стандартной операции – панкреато-дуоденальной резекции – удаляется головка поджелудочной железы с опухолью, двенадцатиперстная кишка, терминальный отдел общего желчного протока и выходной отдел желудка, желчный пузырь.
  • При расширенных вмешательствах может понадобиться резекция прилежащих сосудов – если опухоль местно распространенная, селезенки – при раке хвоста поджелудочной железы, печени – при наличии единичных метастазов.
  • Врачи рассказывают про рак поджелудочной железы shutterstock.com
  • Какие осложнения бывают после таких хирургических вмешательств?
  • – Наиболее частые осложнения операции – несостоятельность анастомозов, гастростаз, некроз культи поджелудочной железы, внутрибрюшное кровотечение.
  • Можно ли полностью излечить рак поджелудочной железы?

– Прогноз заболевания зависит от того, на какой стадии был выставлен диагноз. Если выполнен полный объем хирургического вмешательства, проведена после операционная химиотерапия, то, согласно статистическим данным, пятилетняя выживаемость достигает 30%.

Нам, обывателям, даже сложно представить, каково оперировать тяжело больных, да и вообще оперировать. Юлия Сергеевна, насколько это сложно для хирурга – когда нужно принимать решения, связанные с жизнью человека?

– Зачастую сложнее рассказать человеку о его диагнозе так, чтобы он адекватно, а не на эмоциях выслушал тебя, принял болезнь, послушал предложенный план лечения и осознанно решил продолжать лечение.

Что важно знать о раке поджелудочной железы

Врачи рассказывают про рак поджелудочной железы

Эксперты: Федор Ветшев, профессор кафедры факультетской хирургии Сеченовского университета, д. м. н. 

Алексей Трякин, главный научный сотрудник отделения клинической фармакологии и химиотерапии НМИЦ онкологии им. Н. Н.Блохина, член правления российского общества  клинической онкологии (RUSSCO), д. м. н.

Рак поджелудочной железы (РПЖ)  — одно из самых агрессивных онкологических заболеваний. Статистика продолжительности жизни больных с этим диагнозом остается одной из самых летальных. Как правило, рак поражает саму железу или ее протоки. И быстро прогрессирует.

Но делает это тихо, никак не выдавая себя. Тем и опасна злокачественная опухоль поджелудочной железы — она бессимптомна, почти неуловимая. Только треть случаев заболевания выявляется на третьей стадии, когда метастазы еще не проросли в соседние органы, но уже затронули кровеносные сосуды.

В остальном болезнь проявляется, когда лечение становится практически неэффективным. И изменить ситуацию не помогут никакие деньги.

В списке жертв коварного недуга мировые знаменитости, обладатели крупных капиталов, в том числе основатель компании Apple Стив Джобс, королева блюза Арета Франклин, великий тенор Лучано Паваротти.

К врачу обязательно!

Несмотря на то что ранних признаков РПЖ не существует и шансов поймать болезнь в начальной стадии практически никаких, врачи советуют быть внимательными к своему организму и насторожиться, если вдруг пропал аппетит, чувствуете неприятные ощущения в области желудка и поджелудочной или вдруг стал беспричинно снижаться вес.

Начало заболевания может быть связано даже с такими банальными симптомами, как запор, слабость, общее недомогание, вздутие живота. Все это — повод пойти к врачу. Обычно так и бывает, пациент приходит с жалобами на боль в желудке или другие неприятные симптомы, при этом он, конечно, далек от мысли, что у него рак.

Но врач-диагност проводит МРТ или КТ и случайно находит узел в поджелудочной железе. Когда так происходит, этот случай можно считать почти счастливым. Чаще к врачу попадают пациенты уже с явно выраженной желтухой, когда опухоль распространилась в желчные протоки. Кстати, боль и желтуха считаются наиболее характерными симптомами рака поджелудочной железы. Их отмечают у 90 % больных.

Как правило, они сопровождаются при этом светлым калом, темной мочой. В такой момент говорят о распространенном онкологическом процессе. 

Узнать свой геном

Главный фактор риска РПЖ — генетический.

«Если в семье четко прослеживается наследственность, не обязательно рака поджелудочной железы, но и рака желудка, молочной железы, толстой и тонкой кишки  —  повод сходить к медицинскому генетику, — предупреждает Алексей Трякин.

— Если специалисты выявят ген, обуславливающий развитие этого вида рака, дадут рекомендации, что делать дальше. А если не выявят, то все равно я бы рекомендовал обследоваться хотя бы раз в год — делать УЗИ, а лучше МРТ, чтобы жить спокойно».

Причем здесь витамин D?

Онкологам известно о связи РПЖ не только с генетикой, но и с образом жизни. Железа, которая не переносит ни никотин, ни алкоголь, жестоко мстит за вредные привычки и еще за неумеренность в пище, а именно избыточное потребление красного мяса, жареного и копченого.

«К факторам риска рака поджелудочной железы вполне обоснованно можно отнести хронический панкреатит, сахарный диабет, цирроз печени, ожирение — говорит наш эксперт Федор Ветшев. — Согласно последним данным, выявлена связь между длительным недостатком витамина D.

Низкий уровень инсоляции и дефицит витамина в купе с другими факторами может приводить к определенному состоянию в организме, которое способно спровоцировать развитие рака поджелудочной железы. Это не говорит о том, что если выявлен недостаток витамина (а его выявляют у большинства людей нашей страны), у всех будет рак поджелудочной железы.

Читайте также:  Двухсторонний аднексит: причины, признаки и лечение

Но это еще один из потенциально возможных факторов риска, признанных целым рядом ученых. И его надо учитывать, особенно при наследственной предрасположенности».

Лечебный процесс 

В истории мировой онкологии пока еще не было случаев полного излечения от рака поджелудочной железы. Сложности лечения связаны с биологической особенностью опухоли и анатомической особенностью самой поджелудочной железы.

Даже если хирургам удастся прооперировать опухоль и радикально все убрать, метастазы все равно проникают в печень. Если процесс находится на первой и второй стадии, то лечение, как правило, начинается с выполнения радикальной операции, а после назначают послеоперационную химиотерапию.

Если процесс распространился и захватил уже и крупные сосуды, проходящие в этой зоне, то лечение включает в себя химиотерапию и иногда лучевую терапию, чтобы уменьшить размер опухоли и сделать операцию возможной.

  При четвертой стадии, когда метастазы проникли в печень или легкие, проводится только химиотерапия, чтобы максимально продлить жизнь пациенту. 

Новое в лечении

Онкологическая наука не стоит на месте, и сегодня специалисты выполняют такие манипуляции, которые еще лет десять назад казались просто фантастикой. Именно они позволяют максимально повысить шанс на выживаемость пациентов с раком поджелудочной железы.  И шансы на излечение РПЖ действительно возрастают, если сделать операцию в самом начале заболевания, пока метастазы не пошли дальше.

«В настоящее время, когда невозможно удалить опухоль поджелудочной железы хирургически, применяют новый метод необратимой электропорации, — говорит Алексей Трякин. — В опухоль вставляют электроды и таким образом создают электромагнитное поле, которое убивает живые клетки.

Но и этот метод не панацея, потому что вопрос не в локальном контроле опухоли, а в том, что она рано дает метастазы, которые, собственно, и убивают. Если говорить о химиотерапии, то до недавнего времени считалось, что в лечении опухоли на ранней стадии она неэффективна.

В последние годы появились данные, что лекарственную терапию полезно давать пациентам после операции с целью снизить риск развития метастазов. Сейчас химиотерапию можно проводить и до операции. Причем сегодня это уже не та химиотерапия с тяжелыми побочными эффектами. В этом направлении тоже есть прорыв.

Если грамотно проводить процедуру, то в большинстве случаев удается справляться с такими неприятными симптомами, как тошнота и рвота, хотя слабость и диарея еще остаются. Безусловно, есть режимы лечения, которые менее токсичны, но они и менее эффективные. И врач всегда балансирует между состоянием больного и выбором методов терапии». 

Болезнь Стива Джобса

Среди последних мировых новостей борьбы с раком поджелудочной железы — разработка специалистов Института биологических исследований Солка (США). Ученые обещают победить болезнь даже на четвертой стадии. Так называемые звездчатые клетки поджелудочной железы при РПЖ начинают вырабатывать белки, которые создают вокруг опухоли защитную оболочку.

Также они вырабатывают сигнальный белок LIF, который стимулирует рост опухоли. Эксперименты на мышах показали, что, если заблокировать работу LIF, рост опухоли возможно замедлить даже с помощью химиотерапии.

Кроме того, LIF может стать более эффективным маркером рака поджелудочной железы, чем используемый сейчас (СА-19-9), он точнее отражает и рост опухоли, и реакцию ее клеток на химиотерапию.  Еще одно научное открытие связано с экспериментом по выращиванию «в пробирке» островков поджелудочной железы.

Однако о выращивании самого органа речь пока не идет. Также врачи отвергают и метод трансплантации. «В первую очередь надо понимать, что рак поджелудочной  железы — это системное заболевание, а не болезнь одного органа, поэтому пересадкой здесь все не закончится, — считает Федор Ветшев.

Даже если вспомнить историю Стива Джобса, то ему пересаживали печень уже после операции на поджелудочной железе, поскольку метастазы добрались в печень, а химиотерапия была не эффективна. Тем не менее Стив Джобс более восьми лет боролся с болезнью и смог прожить дольше, чем прогнозировали врачи, но не смог победить рак.

Безусловно трансплантация не является панацеей, поскольку не позволяет избавиться от рака. Тем не менее в целом ряде случаев трансплантация, вероятно, может рассматриваться как один из вариантов лечения пациентов с раком поджелудочной железы в будущем»

Источник: KIZ.RU

Рак поджелудочной железы: сколько живут пациенты на разных стадиях онкопатологии

Кушал вкусно, жирненько, сладко. Пил алкогольные напитки, даже злоупотреблял. Иногда беспокоила опоясывающая боль в подреберье, но не обращал внимания. Поболит и пройдет. Диагноз «рак поджелудочной» напугал, привел в ужас. Возник вопрос сколько живут при этой онкопатологии, как проходит лечение и чего ждать в будущем.

Поджелудочная железа. Немного анатомии

Поджелудочная железа располагается за желудком.

Поджелудочная железа – это орган системы ЖКТ. Функции органа заключаются в продуцировании ферментов для переваривания пищи и выработке гормона инсулина, регулирующего расщепление глюкозы.

Это крупный орган, который располагается за желудком и прижимается к двенадцатиперстной кишке. Линейные размеры железы:

  1. длина – от 14 до 22 см;
  2. ширина – от 3 до 9 см;
  3. толщина – от 2 до 3 см.

У малышей этот орган отличается малыми размерами и подвижностью относительно стенок брюшины. Когда ребенку исполняется 5 лет поджелудочная железа принимает вид характерный для взрослого человека внешний вид.

Онкология поджелудочной железы. Симптоматика

Предпосылкой развития рака может быть хронический панкреатит.

Карцинома поджелудочной железы – это злокачественное новообразование, резвившееся из тканей органа. Является редким видом рака.

Средний возраст пациентов – от 50 лет и старше. Но и в возрасте 30 лет существует риск развития этой патологии. Предпосылки развития этого вида рака:

  • хронический панкреатит, в том числе у ближайших кровных родственников;
  • курение и злоупотребление алкоголем;
  • диабет в анамнезе;
  • сидром Хиппель-Линдау – генетическое опухолевое заболевание;
  • хроническое токсическое действие асбеста.

Симптоматика патологии затруднена, так как на ранних стадиях болезнь себя практически не проявляет. Изредка бывают боли в эпигастрии, поэтому больные не спешат к врачу. Что должно насторожить на начальных стадиях:

  1. боль в эпигастрии носит опоясывающий характер;
  2. усиление болевого синдрома в ночное время;
  3. тяжесть после приема пищи;
  4. снижение веса без видимых причин и изменения пищевых привычек;
  5. общая слабость;
  6. снижение активности и работоспособности.

При отсутствии должной диагностики и лечения болезнь развивается и добавляется дополнительная симптоматика:

  • желтуха с изменением цвета кожных покровов до зеленовато-бурого;
  • светлый практически белый кал;
  • накожный зуд;
  • полная потеря аппетита;
  • диспепсические явления – тошнота, рвота, расстройства дефекации.

Опухоли поджелудочной железы метастазируют уже на ранних стадиях. Отдаленные метастазы обнаруживаются в печени, других органах брюшины, в костях, легких.

Стадии заболевания

Рак поджелудочной железы имеет 4 стадии.

Рак поджелудочной железы – это сборное название. Процесс может затрагивать тело, головку или хвост органа.

В зависимости от того какая часть органа поражена диагностируют гастриному, аденокарциному, инсулиному.

Длительность жизни пациента зависит от стадии онкологического процесса. Выделяют следующие стадии рака:

  1. Первая стадия – новообразование небольшого размера, не выходит за пределы органа, метастазы отсутствуют.
  2. Вторая стадия разделяется на 2 подстадии – 2А и 2В. В обоих случаях опухоль начинает увеличиваться и выходить за пределы поджелудочной железы. Отличаются эти подстадии тем, что в первом случае лимфоузлы не затронуты, а во втором – раковые клетки обнаруживаются в ближайших лимфоузлах.
  3. Третья стадия – затронуты ближайшие крупные органы, сосуды, нервные узлы.
  4. Четвертая стадия – опухоль активно метастазирует. Поражены печень, легкие, лимфатическая система.

Видеосюжет расскажет о раке поджелудочной железы:

Диагностика

УЗИ — основной метод диагностики опухоли.

Диагностические мероприятия затруднены, так как симптоматика заболевания сходна с прочими патологиями печени и поджелудочной железы.

Кроме этого, большая часть пациентов – это пожилые люди с целым букетом различных заболеваний.

Врача должен насторожить факт развития желтухи без повышения температуры, отсутствие камней в желчном пузыре в анамнезе и в настоящее время. Опухоли органа не пальпируются.

Прощупать и обнаружить новообразование возможно тогда, когда карцинома имеет большие размеры. Основные методы диагностики – это визуальное обследование при помощи аппаратных средств:

  • УЗИ;
  • томография;
  • анализы крови – общий, биохимия, онкомаркеры;
  • эндоскопические исследования;
  • ангиография;
  • дуоденография.

При обнаружении новообразования проводится биопсия тканей и гистологическое обследование образцов.

Лечебная тактика и факторы, влияющие на выживаемость

Рак поджелудочной — это заболевание с неблагоприятным прогнозом.

Рак поджелудочной железы – это заболевание с неблагоприятным прогнозом.

Большая часть пациентов приходит к врачу уже на поздних стадиях рака, когда уже выявляются отдаленные метастазы в различных органах и системах. На выживаемость пациента влияют следующие факторы:

  1. стадия патологии;
  2. наличие метастазов, и какие органы они затрагивают;
  3. место локации новообразования – головка, хвост, тело органа;
  4. вид опухоли – операбельная или неоперабельная. Всего 40% случаев карциномы поджелудочной железы можно оперировать;
  5. вид операции – направлено ли вмешательство на лечение или это паллиативная, направленная на снижение болей и улучшения качества жизни на последних стадиях рака, операция;
  6. вид лечения – хирургическое вмешательство, химиотерапия, радиотерапия; при неоперабельном виде рака показания для других методов – лечебная или паллиативная помощь;
  7. возраст пациента, сопутствующие заболевания;
  8. собственно настрой больного и желание бороться с недугом.

В лечебную тактику при карциноме поджелудочной железы входят следующие методики:

  • Хирургическое вмешательство – является стандартом лечения онкопатологии поджелудочной железы. Но только 40% случаев заболевания подходят под критерии для проведения операции. Третья стадия уже является неоперабельной.
  • Радиооблучение – применяется как дополнительная методика после хирургического вмешательства. При невозможности удалить опухоль показана как основной метод лечения и паллиативная помощь.
  • Химиотерапия – проводится после оперативного вмешательства, как вспомогательный метод. При неоперабельной опухоли назначается как основной.

Применяют терапию агрессивными препаратами для купирования болей и поддержания качества жизни при паллиативном лечении.

Сроки выживаемости при разных диагнозах

При раке поджелудочной железы нужно хирургическое вмешательство.

Читайте также:  Лечение изотретиноином – последний шанс в борьбе с акне

При обнаружении новообразования в головке органа – а это 90% случаев – хирургическое вмешательство показано всего 5% пациентов.

При должном лечении и уходе срок жизни больного после резекции составляет не более полутора лет. При неоперабельном раке, но должном уходе сроки жизни пациента до 7 месяцев.

Если обнаружены метастазы в соседние органы и ткани, то после постановки диагноза срок жизни равен 2,5 месяцам. Это статистические данные. При постановке диагноза и расчетов сроков жизни врачи учитывают следующее:

  • Операбельная форма – опухоль находится в пределах органа. Отсутствуют метастазы в ближайших кровеносных сосудах. Рассчитать срок выживаемости невозможно, так как удаление железы является сложным вмешательством с непредсказуемым откликом организма на лечение. Зачастую пациенты погибают от развившихся осложнений уже после резекции. Но при благоприятном стечении обстоятельств шансы попасть в пятилетнюю статистику выживаемости велики.

Оперативное вмешательство проводят при:

  1. отсутствие болевого синдрома;
  2. новообразование располагается в головке органа;
  3. нет катастрофической потери веса;
  4. опухоль не перекрывает желчные протоки. Именно этот фактор и оттягивает обращение пациента к врачу.
  • Местно распространенный рак – опухоль вышла за пределы органа. Обнаружены метастазы в ближайших тканях. Хирургическое лечение невозможно, как и определение отдаленных метастазов. Прогноз укладывается в общую статистику.
  • Метастазирующая опухоль – у 50% пациентов рак диагностируют уже в этой стадии. Оперативное лечение не проводится. Метастазы распространились на крупные органы. Прогноз неблагоприятный.

Что рекомендуют врачи

Спровоцировать образование опухоли может панкреатит.

  • Одним из основных факторов, которые могут спровоцировать образование опухоли в поджелудочной железе является панкреатит.
  • При воспалительных процессах в поджелудочной, даже в далеком прошлом и не в хронической стадии, этому органу следует уделять особое внимание в течение всей жизни.
  • Если обнаружен рак поджелудочной, то больного желательно поместить в медицинское учреждение.

Так как недуг сопровождается сильнейшими болями, снижением качества жизни. Основное лечение таких пациентов – это пожизненный паллиативный уход.

Рак поджелудочной железы… Настало время пересмотреть отношение к болезни?

Новости онкологии

26.08.2019

Жуков Николай Владимирович Руководитель отдела междисциплинарной онкологии ФГБУ «НМИЦ Детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Д. Рогачева», доцент кафедры онкологии, гематологии и лучевой терапии РНИМУ им. Н.И. Пирогова, член правления RUSSCO, доктор медицинских наук, Москва

На протяжении многих лет рак поджелудочной железы «застыл» в сознании онкологов как болезнь, при которой мы вряд ли что-то можем поменять в лучшую сторону. Действительно, болезнь «собрала» в себе все возможные факторы неблагоприятного прогноза:

  1. отсутствие скрининга и патогномоничных ранних симптомов, быстрое прогрессирование до метастатической болезни (по данным SEER средняя разница в возрасте между пациентами с I стадией и больными с отдаленными метастазами составляет менее 1,5 лет), в результате чего большинство больных выявляется на стадии местно-распространенного неоперабельного или метастатического процесса;
  2. высокая агрессивность и сложная локализация опухоли, требующая проведения обширной, калечащей операции даже при ранних стадиях, при этом с высоким шансом на неудачу лечения;
  3. выраженная резистентность к цитостатической терапии, практически полное отсутствие больных-долгожителей (быстро фатальное заболевание у подавляющего большинства пациентов);
  4. пожилой возраст и тяжелое состояние многих больных, ведущие к отказу от попыток противоопухолевого лечения на первом же этапе.

Мне кажется, что эту уверенность в тотально неблагоприятном прогнозе больных раком поджелудочной железы не смогли поколебать даже недавние сообщения (первые за очень многие годы попыток взять это заболевание под контроль) о появлении эффективных режимов FOLFORINOX, гемцитабин + наб-паклитаксел, возможности неоадъювантной и адъювантной терапии заболевания. В сознании эти режимы и их успехи все равно ассоциируются с некой частной ситуацией хорошо сохранных больных и единичными длительными ответами. В связи с этим зачастую выбор – лечить или не лечить распространенный рак поджелудочной железы склоняется к последнему варианту.

Однако, как оказалось, изменения, произошедшие в лечении диссеминированного рака поджелудочной железы, оказались действительно системными. И теперь он, как ряд других ранее безнадежных онкологических болезней (меланома, немелкоклеточный рак легкого, рак почки и т.д.), становится заболеванием, которое мы хотя бы отчасти в состоянии контролировать.

Новости, как обычно (увы), пришли из США. Где в настоящее время рак поджелудочной железы является третьей по частоте причиной смерти среди онкологических заболеваний, а к 2030 году может выйти на второе место.

Согласно исследованию, проведенному американской ассоциацией по делам ветеранов [Azar I., Virk G., Esfandiarifard S., Wazir A. & Mehdi S.

Treatment and survival rates of stage IV pancreatic cancer at VA hospitals: a nation-wide study. Journal of Gastrointestinal Oncology.

2019; 10(4): 703-711], частота проведения лечения и выживаемость больных диссеминированным раком поджелудочной железы значительно выросла за последнее десятилетие.

В исследование вошли данные из регистра организации, включающие 6775 пациентов (97,44% мужчин; 39,39% в возрасте более 70 лет; 38,02% в возрасте 60-70 лет), у которых метастатический рак поджелудочной железы был диагностирован в интервале между 2000 и 2014 годами.

Согласно данным регистра, на момент первоначального диагноза отдаленные метастазы присутствовали у 52,3% больных, обратившихся за помощью в этот временной интервал, ранние стадии были лишь у 2,8% (что, возможно, связано с особенностями исследуемой популяции, находящейся под наблюдением этой организации).

В среднем какую-либо противоопухолевую терапию получили лишь 37,6% больных с исходно метастатическим раком поджелудочной железы, однако доля больных, получающих лечение, линейно нарастала с 33,1% в 2000-м до 42% в 2014 году.

Одновременно происходило нарастание выживаемости больных диссеминированным раком поджелудочной железы – в 2000-м году 12 месяцев и более жили лишь 9,3% больных, в 2014-м – уже 23%.

Крайне интересно, что увеличилась и доля больных, проживших 5 лет и более (те самые истинные «долгожители»): в 2000-м их было ничтожно мало – лишь 0,96%, в то время как к 2012 году доля больных метастатическим раком поджелудочной железы, переживших 5-летний рубеж, составила уже 6%.

Да, на фоне других онкологических заболеваний это не так много, однако свидетельствует о том, что диссеминированный рак поджелудочной железы перестает быть однозначно «быстро фатальной» болезнью и некоторые пациенты уже могут выигрывать от лечения годы, а не недели и месяцы жизни.

При этом данные об увеличении выживаемости касаются не отобранных групп из клинических исследований, а обычной популяции (возможно, с учетом особенностей контингента, находящегося под наблюдением организации, даже несколько худших, чем общая популяция). С нашей точки зрения подобные результаты однозначно оправдывают более активные попытки проведения противоопухолевого лечения диссеминированного рака поджелудочной железы в рутинной практике.

Интересно, что практически одновременно с этой статьей вышли рекомендации американской тактической группы по профилактике заболеваний (USPSTF), рассматривающие другую «крайнюю» группу больных – вопросы скрининга рака поджелудочной железы [jamanetwork.com/journals/jama/fullarticle/2740727].

Ожидаемо, что данная организация, основывающая свои рекомендации на больших исследованиях, сохранила их неизменными по сравнению с предыдущей версией 2004 года – скрининг рака поджелудочной железы не рекомендован.

Интересным является то, что на страницах журнала, опубликовавшего данные рекомендации (журнал американской ассоциации врачей – JAMA), одновременно вышло несколько редакционных статей, призывающие пересмотреть отношение к скринингу у лиц с высоким развитием рака поджелудочной железы (jamanetwork.

com/journals/jama/fullarticle/2740696, jamanetwork.com/journals/jamasurgery/article-abstract/2740788, jamanetwork.com/journals/jamainternalmedicine/article-abstract/2739802).

Авторы редакционных статей, безусловно, соглашаются с тем, что в популяции обычного риска необходимо сохранить рекомендации 2004 года (скрининг не показан), т.к. за это время не появилось дополнительных исследований, посвященных этой группе лиц.

Однако обращают внимание на то, что за прошедшие 15 лет многое изменилось в отношении выявления группы риска по развитию данного заболевания и в этой популяции появились новые «позитивные» исследования, посвященные скринингу.

К сожалению, эта подгруппа просто не нашла отражения в рекомендациях USPSTF, которые оказались полностью посвящены именно лицам с обычным риском.

В то же время, сейчас очевидно, что при наличии семейного анамнеза рака поджелудочной железы (особенно при наличии 2 и более кровных родственников с данным заболеванием и/или при наличии одного родственника первой степени родства), герминальной мутации в генах ATM, BRCA1, BRCA2, CDKN2A, PALB2, PRSS1, STK11, TP53 и синдроме Линча риск развития рака поджелудочной железы многократно превосходит популяционный. Это же касается лиц с дебютом сахарного диабета, свидетельствующим о 8-кратном повышении риска развития рака поджелудочной железы. И, как и при других заболеваниях, подобная категория лиц может иметь выигрыш от проведения скрининга, при отсутствии такого выигрыша у лиц со средне-популяционным риском заболеть.

В качестве одного из примеров авторами редакционных статей было приведено недавно опубликованное исследование, в котором 354 человека с генетически обусловленным повышенным риском развития рака поджелудочной железы подвергались скрининговому наблюдению на протяжении в среднем 5,6 лет.

Девять из 10 раков поджелудочной железы, выявленных в этот период, оказались резектабельными, и 85% больных прожили 3 года и более.

Для сравнения, все 4 опухоли поджелудочной железы, выявленные по наличию симптомов у тех, кто не участвовал в программе наблюдения за это время, оказались нерезектабельными, и лишь один из этих больных пережил 3 года [Canto M.I., Almario J.A., Schulick R.D., Yeo C.J., Klein A., Blackford A., … & Kamel I.R.

Risk of neoplastic progression in individuals at high risk for pancreatic cancer undergoing long-term surveillance. Gastroenterology. 2018; 155(3): 740-751]. В целом авторы сходятся на том, что для пациентов высокого риска необходимо использовать особые рекомендации по скринингу.

Таким образом, в настоящее время можно констатировать, что рак поджелудочной железы (во многом, скорее всего из-за того, что его доля становится все выше в структуре смертности в западном мире) привлекает все большее внимание. И это внимание не остается безрезультатным – наконец происходят серьезные сдвиги в диагностике и лечении этого заболевания. И они не должны оставаться незамеченными.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector