Врачи рассказывают про новооброзование

У Анны редкая онкопатология на грудной стенке слева опухоль кожи из клеток соединительной ткани. Несколько раз ее вырезали. Но удалить все опухолевые клетки не удавалось.

Часть оставалась и в области послеоперационного рубца разрасталась снова. Выйти в длительную ремиссию Анне поможет операция по более широкому иссечению опухоли.

Она платная и дорогая, Анна не может оплатить ее самостоятельно.

— Диана, скоро я снова лягу в больницу. Ненадолго. На несколько дней. Ты с папой останешься или к бабушке поедешь? — Анна видит, как ее 9-летняя дочь удивленно поднимает брови.

— Мам, ну сколько можно в эту больницу ездить?! Надеюсь, тебя не будут больше резать!

— Я тебе уже рассказывала: у меня была шишечка вот здесь, под грудью. Ее вырезали, она снова выросла. Ее убрали, а она опять появилась.

— Почему? — в голосе Дианы слышится беспокойство.

— Такая уж это болячка. Но сейчас врачи придумали какой-то новый метод, — объясняет Анна.

— А почему раньше его не нашли? — недоумевает Диана. — Я буду скучать!

Врачи рассказывают про новооброзование

Аннв с дочерью

— Не скрываю от дочки свою проблему. Не говорю о плохом, не пугаю, — объясняет Анна. — Просто даю четкую, дозированную информацию — без завуалированных фраз.

Диана не раз видела у меня под грудью заклеенный пластырем шовчик в 10 сантиметров длиной, жалеет меня.

Как только услышит, что ей придется несколько дней побыть без меня, спрашивает: «Что, опять? Зачем это надо?» А потом отпускает в больницу. Но для нее очень важно, чтобы я быстрее вернулась домой.

«Ничего страшного, просто наблюдайте»

Анне было примерно 15 лет, когда она впервые обнаружила у себя странное уплотнение на коже под левой грудью. Оно не чесалось, не болело при надавливании. 

— «Ну и ладно. Есть и есть», — думала я тогда. Не придавала особого значения. Я была активной, спортивной: на коньках, на лыжах каталась, — вспоминает Анна.

Врачи рассказывают про новооброзование

Анна

Когда шишка на коже стала темнеть и увеличиваться в размерах, она все-таки решила обратиться к врачу. Сделала УЗИ. «Ничего страшного. Это дерматофиброма — доброкачественная опухоль кожи из зрелых волокон соединительной ткани, — сказал врач. — Просто наблюдайте».

И она наблюдала несколько лет. За это время успешно окончила школу, потом московскую социальную академию, выучилась на психолога, вышла замуж.

В 29 лет, когда шишечка заметно выросла и потемнела, Анна решила ее удалить. Операция прошла под местным наркозом в онкоцентре.

Гистологическое исследование тканей подтвердило, что новообразование доброкачественное. Как и говорили ранее врачи, дерматофиброма.

— Вырезали мне тогда шишечку, я и думать про нее забыла. Пока ребенка не родила…

Как-то кормила дочку грудью, смотрю, а эта штука опять вылезла. Ну здрасьте, думаю, это еще что такое? Опять на том же месте! Решила, что причина в гормональном сбое. Обратилась снова к врачу. «В прошлый раз вам, видимо, не все образование вырезали. Часть опухолевых клеток осталась, — сказал он. — Давайте попробуем еще раз». Опухоль удалили повторно.

Четвертый раз в одном и том же месте

Когда через три года образование снова появилось на том же месте, Анна разволновалась уже не на шутку. Пришла в онкоцентр, объяснила, что происходит. На этот раз врач даже не стал говорить про необходимость повторных гистологических исследований, а сразу озвучил диагноз, от которого все внутри похолодело, — «дерматофибросаркома». 

Что такое саркома, она, конечно, знала. Не знала только, откуда она берется. Даже врачи не могут назвать точных причин. Выделяют несколько факторов, которые повышают вероятность развития заболевания. Это могут быть и травмы, и ожоги кожи, и многократные рентгенологические обследования или хирургические вмешательства за короткий период, и мутации 17-й и 22-й хромосом.

— Как только слышишь слово «саркома», сразу понимаешь, что это приговор, пора «чемоданы паковать».

Опухоль злокачественная, и путь только один, без вариантов. Но как семья без меня? Ребенка на кого оставить? Страшно, конечно, было. Я боялась. Очень. А потом сказала себе: «Хватит! Страх — это тупик». Сидишь в нем, как в коконе. А дальше только саморазрушение, — говорит Анна.

Она решилась на очередную операцию. Врач заверил, что прошла она удачно, что опухолевых клеток остаться не должно. Но Анну мучали сомнения: «А что, если снова?» И это «снова» произошло в августе 2020-го.

Врачи рассказывают про новооброзование

Аннв с дочерью

— Тогда я впервые сильно на себя разозлилась. Ну как же так? Четвертый раз одно и то же, в одном и том же месте! С разницей в три года! Как будто сама себе напророчила, — рассказывает она.

Пятая операция исключит возможность рецидива

В ноябре 2020 года Анне снова вырезали опухоль в районе послеоперационного рубца. Взяли опухолевые ткани на исследование. Получив результат, врачи пришли к выводу: нужно сделать более широкое иссечение, чтобы не было больше рецидива и опухоль снова не росла.

— Конечно, я готова к пятой операции. Проблему-то надо решить. Я многое умею: играть на фортепиано, вязать, выращиваю отличные помидоры и огурцы, но я почему-то обесцениваю свой труд и часто отношусь к себе очень критично.

Конечно, не все верят в то, что негативные события прошлого, внутренние комплексы могут стать причиной заболеваний.

Но я хочу сама до конца во всем разобраться, что-то изменить в себе, проработать какие-то ситуации, чтобы потом помогать другим, — говорит Анна.

Очередная операция, которую предстоит ей сделать, платная. Анна и ее родные не могут ее оплатить. Помогите!

Фонд «Правмир» помогает онкобольным взрослым и детям получить необходимое лечение. Помочь можете и вы, перечислив любую сумму или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Онколикбез: интервью про опухоль, которая маскируется под головную боль (иногда немеют руки и ноги)

В любом случае пациент решает, готов он на операцию или нет. Многое зависит от опыта хирурга, оснащенности клиники, предоперационного планирования. С большой вероятностью, если оперируют левую височную долю у правшей, может пострадать функция речи, но это приобретенная функция, поэтому у пациентов есть возможность снова научиться говорить, занимаясь с логопедом.

— Долго ли человек восстанавливается после операций на мозге?

— Это очень тонкий момент, который зависит от многих факторов. Можно прооперировать пациента так, что он месяц в коме будет находиться, а можно так, что он будет пробужден анестезиологом сразу после окончания операции, переведен в отделение через три часа, на следующие сутки сможет ходить, а на пятые-седьмые сутки будет выписан из стационара.

В большинстве случаев наши пациенты переводятся в отделение либо в день операции, либо на следующее утро, проводя в реанимации несколько часов, либо на следующий день.

— Какие особенности у иммунной и таргетной терапии при опухолях мозга?

— Существует иммунная теория появления опухолей: иммунитет пациента начинает работать неправильно, потому что в организме постоянно формируются какие-то патологические клетки, несущие в себе генетические ошибки. Организм их находит и убивает за счет собственного иммунитета. По каким-то причинам организм не может определить отдельную опухолевую клетку, она начинает делиться, и развивается опухоль.

Существуют методики, которые развиваются в нескольких странах, в том числе у нас в Новосибирске в НИИ фундаментальной и клинической иммунологии, когда после операции у пациента с опухолью головного мозга выделятся основные маркеры опухолевых клеток, которые презентуются клеткам крови, ответственным за иммунитет. Последние, «иммунизированные» опухолью, — левый иммунитет. Это максимально упрощенное и поверхностное описание идеи иммунотерапии опухолей в целом и опухолей головного мозга в частности. Это одно из современных направлений в онкологии.

Таргетная терапия целенаправленная, воздействует на определенный тип злокачественных однотипных клеток с идентичными поломками в геноме, а злокачественные опухоли головного мозга очень полиморфны по своей структуре: у них много генетических мутаций, поэтому с ними зачастую сложно бороться.

Например, таргетная терапия эффективно подходит пациентам с определенными видами рака молочной железы, когда есть одна однотипная генетическая поломка. Поэтому пока сложно создать таргетные препараты для опухолей мозга.

К сожалению, в настоящее время злокачественные опухоли головного мозга — в первую очередь мы подразумеваем глиобластомы — являются одними из наиболее агрессивных и сложных в лечении.

— От злокачественных опухолей, в том числе от глиобластом, умирали многие известные люди. Например, опухоль была у Жанны Фриске. Также ее диагностировали у актрисы Анастасии Заворотнюк. На ваш взгляд, может ли на появление глиобластом влиять ЭКО, как это обсуждалось в СМИ?

— Беременность сама по себе является дополнительным стрессом, особенно в случаях, когда проводятся дополнительные медикаментозные подготовки к этому процессу. Однако данный вопрос требует отдельного изучения, прежде чем проводить прямую причинно-следственную связь между этими процедурами и развитием злокачественных опухолей.

«Живу с опухолью в мозге». Личный опыт

Здравствуйте! Я Наталья, и у меня доброкачественная опухоль мозга (мальформация теменной доли).

В 14 лет у меня начались приступы. Одним обычным летним вечером, собираясь ужинать, я встала с кровати и поняла, что моя правая нога онемела. Испуганная, я зашла к маме на кухню и, не понимая, что происходит, пожаловалась на свое состояние. Онемение переходило все выше по правой стороне тела, мне пришлось лечь и ждать, когда это закончится.

После онемения правой части тела я поняла, что не могу связать слова, объяснить свое состояние. В левой части головы происходило извержение вулкана из мелких капилляров, боль не утихала на протяжении четырех часов, при этом мой организм высказывал всю ненависть к окружающему миру через тошноту. Спустя минут сорок я начала рыдать, не понимая, откуда столько слез…

Мне поставили диагноз — вегетососудистая дистония. От этого лучше не стало. И мы легли в Саратовскую больницу на обследование с дальнейшим переведением в Москву на операцию.

Читайте также:  Гонорея у детей - механизмы заражения, симптомы, лечение

Помню, как обсуждали в школе с девчонками, как я буду лысая ходить и что придется покупать парик

В Саратове я лежала в одной палате с молодой мамочкой и ее сыночком, у которого была вода в голове — от этого она была больше моей в два раза. Я вставала к нему ночью, гуляла с ним днем, давая отдохнуть маме. Однажды ее пришла сменить родная сестра, которая и рассказала мне, что папа мальчика — наркоман…

Приехав в Москву, я попала в будущее: как бы я хотела здесь жить! Моей маме сказали про доброкачественную опухоль в мозге: «Мы можем сделать операцию, но это огромные риски, могут быть задеты здоровые ткани и большая вероятность остаться в инвалидном кресле. Выбор за вами».

Что выбрала мама? Конечно, оставить все как есть. Я бы тоже так сделала. В подростковом возрасте я ловила себя на мысли, что я себя испытываю: отрывалась, пила, курила, доказывая себе, что я нормальная, такая же, как все… Приступы повторялись периодически: то усиливались, то протекали более-менее спокойно, но они оставались со мной.

Однажды, после очередного «сигнала» от моего тела о том, что что-то я делаю не так, я взяла тетрадь с ручкой и начала писать дневник, как когда-то в детстве.

Сама себе задала вопрос: «Какие у меня выгоды от приступов?» И тут мои глаза округлились от озарения: «Я лежу и ничего не делаю! За мной ухаживают! Меня никто не трогает! Я жалею сама себя и чувствую, что меня любят». Того же мне не хватало и в подростковом возрасте.

На следующий вопрос: «Как я могу получить любовь, поддержку и отдых без приступов?» — озарений было еще больше. Учиться разговаривать! Говорить мужу о своих потребностях, о том, что я хочу полежать, что мне нужна помощь по дому или для меня важно побыть одной… А также учиться проявлять самой любовь!

Потихоньку, понемножку я научилась говорить. Это длительный процесс перестройки мужа и меня, так как раньше мы могли только кричать и обвинять друг друга в непонимании, холодности… Сейчас я уже не ухожу плакать в подушку после ссоры и не закатываю бойкот на неделю, а жду, пока закончится шторм, и приглашаю на переговоры. Или это делает муж.

До сих пор примерно раз в три-шесть месяцев случаются приступы. Правая сторона тела немеет, как будто отнимается, а потом начинает болеть сильно левая сторона головы — как мигрень. Иногда случается тошнота, истерики. МРТ делаю раз в год.

Лечение было медикаментозное, и сейчас таблетки мне назначены, но я их пить не хочу. Я считаю, что моя болезнь — это психосоматика, ведь все в нашей голове. И только от меня зависит, как протекает болезнь, — есть ли приступы и какова их интенсивность.

Поэтому стараюсь мыслить позитивно.

Что такое доброкачественная опухоль печени? Рассказывает врач Руслан Алиханов

Мария Василевская: Здравствуйте! В эфире – «Медосмотр». Это – диагностика нашего здравоохранения, температура общественного мнения, наболевшие вопросы, и полезные советы.

Благодаря современным методам обследования, таким, как ультразвуковое исследование, компьютерная магнито-резонансная томография в последние годы врачи стали все чаще сталкиваться с различными очаговыми образованиями печени.

Многие их этих случайных «находок» являются доброкачественными новообразованиями.

Чем опасны доброкачественные опухоли печени мы решили выяснить у Руслана Богдановича Алиханова, кандидата медицинских наук, заведующего отделением хирургии печени и поджелудочной железы Московского клинического научно-практического центра департамента здравоохранения города Москвы. Здравствуйте, Руслан Богданович.

  • Руслан Алиханов: Здравствуйте!
  • Мария Василевская: Что такое доброкачественная опухоль печени?
  • Руслан Алиханов: Это опухолевое образование, которое развивается из различных клеток печени.
  • Мария Василевская: А какие чаще встречаются опухоли печени?

Руслан Алиханов: Среди доброкачественных наиболее часто встречаемые это гемангиома печени, это опухоли, которые развиваются из сосудов печени. Сосудистые опухоли. Аденома печени и опухолеподобное образование которое называется фибронодулярная гиперплазия.

Мария Василевская: А чем отличаются вообще доброкачественные от злокачественных опухолей?

Руслан Алиханов: Доброкачественные опухоли печени они растут как бы вширь. При этом они не распространяются за пределы печени по лимфатическим кровеносным сосудов и не дают так называемых метастазов.

Мария Василевская: Сейчас мы видим на экране доброкачественную опухоль печени. Расскажите подробнее, что тут изображено? Что происходит?

Руслан Алиханов: Ну, вот это вот компьютер-томографическое исследование. Это, вот это вот печень, в правой доле у нее…

Мария Василевская: Вот эта большая часть – это все печень?

Руслан Алиханов: Да, это все печень. И вот стрелочкой указана достаточно крупных размеров гемангиома.

Мария Василевская: Черное пятно вот это?

Руслан Алиханов: Да, да, да. В правой доле печени.

Мария Василевская: А чем опасна вот такая доброкачественная опухоль печени? Что будет, если не лечить?

Руслан Алиханов: Они могут протекать по-разному. Могут вырасти до какого-то размера, а потом не расти. Такие доброкачественные опухоли, допустим, гемангиома или фибронодулярная гиперплазия печени их не надо оперировать, за ними просто надо наблюдать. Показаниями к операции являются быстрый рост этого образования. И если появляется какая-то симптоматика. В частности, болевой синдром.

  1. Мария Василевская: Вот так.
  2. Руслан Алиханов: Если у пациента появляется чувство дискомфорта, боли в покое или при движении.
  3. Мария Василевская: В области печени.

Руслан Алиханов: Да. Если за счет роста происходит компрессия окружающих тканей, и реже намного, если есть сомнения, не злокачественное ли это образование.

Мария Василевская: А так тоже бывает?

Руслан Алиханов: Так тоже бывает. Хотя так бывает достаточно редко, но все-таки бывает. Если есть такие сомнения, то специалисты решают в пользу операции.

Мария Василевская: А вообще если говорить о группе риска, кто подвержен таким заболеваниям больше?

Руслан Алиханов: Такие опухоли, как гемангиомы, они встречаются достаточно часто, может быть у каждого пятого-шестого человека. Просто они не дают о себе знать, они маленькие и их не нужно совершенно бояться, не нужно ничего делать.

Фибронодулярная гиперплазия, считается, что она чаще развивается у женщин, это связано, возможно, это связано с приемом гормональных препаратов. Хотя вот такая прямая связь с этим не доказана. Аденома печении встречается практически а равной степени у мужчин и женщин. И вот в плане аденомы печени, конечно, должно быть решено в пользу операции, чаще всего.

Поскольку именно аденомы печени с течением какого-то длительного времени могут превращаться в злокачественные.

Мария Василевская: Если говорить о современных методах лечения доброкачественной опухоли печени, какие можно выделить в первую очередь?

Руслан Алиханов: Это хирургический метод. Но в подавляющем большинстве случаев, эти опухоли можно прооперировать с использованием минимальных инвазивных технологий.

Мария Василевская: То есть, без больших разрезов?

Руслан Алиханов: Без больших разрезов, лапароскопически сделать операцию. Или комбинацию лапароскопического вмешательства с небольшим разрезом, для того, чтобы извлечь…

Мария Василевская: А что такое лапароскопическая? Прокол?

Руслан Алиханов: Лапароскопически, это когда операция выполняется через отдельные проколы. И хирург на экране видит все изображение. Ля этого нужны конечно определенные навыки, и понимание вот этого изображения. Но это вполне осуществимо на сегодняшний день.

Мария Василевская: Если человеку поставили диагноз доброкачественная опухоль печени, то какие его следующие шаги? Что он должен делать, дайте советы нашим зрителям.

Руслан Алиханов: Он обязательно должен обратиться в специализированное учреждение, где есть отделение хирургии печени и поджелудочной железы.

Поскольку хирургия печени это достаточно такая узконаправленная область хирургии, там очень много нюансов и если есть такое образование, лучше обратиться сразу туда.

Специалисты, скорее всего, в большинстве случаев назначат выполнить компьютер-томографическое исследование с контрастированием, или МРТ, и в зависимости от характера заболевания, его локализации назначат уже лечение.

Мария Василевская: Вот Вы сказали, что операции на печени это узконаправленная, да, часть медицины. Наверное, это очень дорого, можно ли это сделать бесплатно, по полису обязательного медицинского страхования?

Руслан Алиханов: Да, это можно сделать, и у нас в Центре можно сделать и вообще в отделениях, которые этим занимаются. Это можно сделать и в рамках обязательного медицинского страхования и в рамках высокотехнологичной медицинской помощи.

Мария Василевская: Спасибо Вам за Ваш совет и за эту беседу!

Руслан Алиханов: Спасибо Вам, до свидания!

Мария Василевская:

Врачи рассказали о способах выявления опухолей в пищеварительном тракте

Около 90% подслизистых опухолей в пищеварительном тракте, которые нередко оказываются злокачественными, развиваются бессимптомно и могут быть выявлены только с помощью эндоскопии.

Об этом рассказали эксперты конференции, посвященной эндоскопической диагностике и лечению новообразований ЖКТ, которая состоялась 17 апреля на площадке многопрофильного медицинского центра «СОГАЗ» в Геленджике.

Читайте также:  Неспецифический уретрит. причины развития, лечение и осложнения инфекции

По словам специалистов, субэпителиальные или подслизистые новообразования случайно находят на эндоскопическом исследовании. Эта группа опухолей возникает в глубоких слоях стенки любого органа пищеварительного тракта (в желудке, пищеводе или кишечнике). Они образуются под эпителием этих органов и в 90% случаев развиваются бессимптомно, что серьезно затрудняет диагностику.

Большая часть таких новообразований носит доброкачественный характер, однако некоторые являются злокачественными: как, например, гастроинтестинальные стромальные опухоли, составляющие до 80% сарком ЖКТ.

Как отметил главный научный сотрудник РНИМУ им. Н.И. Пирогова, клинический заведующий отделением оперативной эндоскопии ГКБ № 31 города Москвы профессор Евгений Дмитриевич Федоров, убедительных факторов риска развития субэпителиальных новообразований в отличие от раковых опухолей не выявлено, а значит, диагностировать их на стадии предопухолевых изменений практически невозможно.

«Каждому человеку вне зависимости от наличия наследственной предрасположенности к онкологическим заболеваниям, начиная с возраста 45 лет, желательно проходить гастроскопию и колоноскопию.

На сегодняшний день это самые точные методы исследования, позволяющие выявить предраковые изменения, рак желудка и толстой кишки, а также подслизистые новообразования в пищеварительном тракте на ранних стадиях», — сказал Федоров на конференции «Эндоскопическая диагностика и лечение субэпителиальных опухолей верхних отделов пищеварительного тракта», которая состоялась на площадке ММЦ «СОГАЗ» в Геленджике при поддержке компании OLYMPUS.

По словам специалистов, выявлять новообразования ЖКТ очень сложно, поэтому ранее бывали случаи, когда пациентов оперировали по поводу таких опухолей, а в ходе вмешательства выяснялось, что за опухоль ошибочно приняли край другого органа. Избежать таких ситуаций позволяет эндосонография (эндоУЗИ). Это уникальная методика, сочетающая возможности эндоскопических и ультразвуковых исследований.

«Для врача главное — выбрать верную тактику лечения, а для этого нужно оценить, будет ли опухоль расти и есть ли риск, что она даст метастазы.

Дело в том, что иногда операция несет большую опасность для здоровья пациента, чем отказ от нее.

Поэтому очень важно провести тщательный анализ, и либо продолжать наблюдение, либо удалять опухоль», — пояснил заведующий эндоскопическим отделением НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова Олег Борисович Ткаченко.

В ходе конференции эксперты также рассказали об особенностях проведения эндосонографии, провели это исследование нескольким пациентам с подслизистыми образованиями в желудке, а затем выполнили показательные операции по удалению этих опухолей.

Площадкой мероприятия неслучайно стал многопрофильный медицинский центр «СОГАЗ» в Геленджике — это единственная на всем черноморском побережье России клиника, располагающая оборудованием для проведения эндоУЗИ и специалистами, владеющими этой методикой.

«Субэпителиальные опухоли, как правило, являются случайной находкой на гастроскопии. Например, в нашей клинике на 1000 таких обследований выявляется порядка 30 новообразований. Для того чтобы определить, насколько они опасны, мы применяем эндоУЗИ.

Такие исследования проводятся под общей анестезией, то есть абсолютно безболезненно и безопасно для пациента, и позволяют сразу назначить правильное лечение», — рассказала заведующая эндоскопическим отделением ММЦ «СОГАЗ» в Геленджике к.м.н.

Юлия Сергеевна Сигаева.

Специалисты клиники проводят комплексную диагностику всех органов ЖКТ и других систем организма.

За один сеанс под наркозом пациенту может быть проведено сразу несколько эндоскопических и ультразвуковых исследований (в зависимости от показаний): колоноскопия, гастроскопия, эндосонография пищевода, желудка и панкреатобилиарной области, ультразвуковое исследование мужских репродуктивных органов, а также видеобронхоскопия — диагностика слизистой оболочки трахеи и бронхов. При этом пациент не испытывает неприятных ощущений, обычно связанных с проведением таких процедур.

Конференция стала продолжением имиджевого научно-образовательного проекта, реализуемого группой клиник «СОГАЗ МЕДИЦИНА» для врачей из разных регионов России с 2018 года.

Мероприятие прошло в смешанном формате с соблюдением требований эпидемической безопасности.

На площадке в Геленджике, а также в режиме онлайн за лекциями и показательными операциями наблюдали более 250 врачей из 39 регионов России, а также Украины и Казахстана.

О профилактике и первых симптомах рака желудка рассказывает врач из приморья

Одно из самых опасных заболеваний может иметь достаточно простые причины возникновения

ВЛАДИВОСТОК. 27 июля. ВОСТОК-МЕДИА — В России рак желудка стабильно занимает второе место в структуре онкологических заболеваний среди мужчин, третье у женщин и имеет высокий показатель смертности. О том, как предотвратить образование злокачественных опухолей, рассказывает врач-гастроэнтеролог поликлиники № 1 г. Уссурийск Галина Брылева.

— Галина Алексеевна, каковы признаки рака желудка?

— Заболевание протекает незаметно вплоть до поздних стадий. Симптомы неспецифичны: тупые боли или неприятные ощущения (дискомфорт) в подлопаточной области, отсутствие аппетита, раннее насыщение, похудание. Изъязвление рака желудка может быть причиной кровотечения.

— И все-таки предупредить заболевание можно?

— Основным методом профилактики и раннего выявления рака желудка является диагностика и эффективное лечение предраковых заболеваний.

— Расскажите о них подробнее.

— В первую очередь это язвы при язвенной болезни желудка. Здесь важно отличать доброкачественные язвы от так называемого «первично-язвенного» рака желудка. Поэтому при эндоскопическом обследовании и выявлении недуга всегда целесообразно проводить биопсию. Полученные пробы (кусочки слизистой оболочки) изучают под микроскопом, чтобы исключить злокачественность.

Очень высок риск развития рака при наличии полипов в желудке (аденомы). При их обнаружении также обязательно проводить биопсию с изучением ткани полипа под микроскопом и при необходимости удалить новообразование при помощи эндоскопа.

Решающую роль в предотвращении рака желудка в настоящее время отводят профилактике и лечению атрофического гастрита, очень часто встречающегося заболевания, о котором, пожалуй, следует рассказать подробнее.

— Хронический гастрит — это воспалительные изменения слизистой оболочки желудка. Заболевание известно давно, диагноз ставится почти так же часто, как ОРЗ. Но только в 1983 году было впервые доказано, что причиной воспаления слизистой оболочки желудка является бактерия, которая носит название пилорический хеликобактер.

Этот микроб попадает в желудок ребенка, заселяет различные отделы слизистой оболочки и длительно в ней живет.

Взрослый человек заражается редко, однако если контакт с инфекцией произошел в детстве, то микроорганизм без специального лечения паразитирует пожизненно, что может иметь самые разные последствия.

Исход зависит от наследственной предрасположенности человека и прочих факторов (условия жизни, характер питания, работа с вредными веществами и т.д.).

У одних людей гастрит становится фоном для развития язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, а у других — основой для образования рака желудка.

— По каким симптомам можно определить хронический гастрит?

— Хронический гастрит не имеет специфических признаков. Поэтому точный диагноз ставят только после исследования биоптатов слизистой оболочки желудка (материал, полученный путем биопсии). Таким образом определяют, какие отделы желудка поражены, какова степень воспаления, есть ли признаки атрофии или еще более тяжелого предракового состояния — дисплазии слизистой оболочки.

— Как обнаружить пилорический хеликобактер?

— Инфекцию тоже выявляют в пробах слизистой оболочки желудка, полученных при биопсии во время эндоскопического исследования. Антитела против пилорического хеликобактера можно найти в сыворотке крови. А еще диагноз ставят при помощи специальных дыхательных тестов.

— Чем опасен атрофический гастрит?

— Длительное (на протяжении десятилетий) воспаление слизистой оболочки может привести к потере желез желудка, продуцирующих соляную кислоту (желудочный сок). Они атрофируются, на их месте формируется соединительная ткань из клеток другого вида. Образуется кишечная метаплазия.

Считается, что именно в этом метаплазированном эпителии развивается дисплазия — нарушение процессов деления и созревания клеток с повышенным риском их злокачественного перерождения.

Дисплазия — это практически всегда предрак, который становится ранним раком желудка и в конечном итоге перерастает в метастазирующий рак.

— Какие основные мероприятия необходимы для профилактики рака желудка?

— Так как причина хронического гастрита известна, значит, уничтожив пилорический хеликобактер, можно вылечить недуг, который является фоном для развития рака желудка.

Правильно питайтесь, сократив количество поваренной соли в рационе. Ешьте много свежих овощей и фруктов — это полезно в качестве профилактики многих опухолевых и неопухолевых заболеваний.

Большое значение имеет своевременная диагностика и консультация врача-гастроэнтеролога, который назначит схему лечения.

Пилорический хеликобактер — основная причина гастрита. В России бактерией заражено более 80% жителей, что определяет высокую частоту язвенной болезни и рака желудка. Поселившись в слизистой оболочке желудка, микроорганизм увеличивает риск развития предраковых изменений в 4-9 раз.

Чаще рак желудка возникает у мужчин. Метастазы образуются у 80-90% больных. Выживаемость составляет 65% в случае ранней диагностики заболевания и менее 15% — на поздних стадиях процесса.

Самая высокая выживаемость при раке желудка отмечается в Японии — 53%, в других странах она не превышает 15-20%.

Петр Царьков: «Бояться рака толстой кишки не надо»

Чем опасны очистительные клизмы, как беспорядочные половые связи способствуют развитию рака прямой кишки и что делать с возникшим во время беременности геморроем, «Газете.Ru» рассказал Петр Царьков — директор клиники колопроктoлогии и малоинвазивной хирургии Первого московского государственного медицинского университета имени Сеченова.

– Помогает ли при каких-либо заболеваниях кишечника фекальная трансплантация (перенос кала здорового человека в кишечник больного с целью восстановления микрофлоры)? Используется ли этот метод в России?

– На сегодняшний день нет данных, полученных методами доказательной медицины, что метод фекальной трансплантации эффективен при заболеваниях кишечника. Все эти первые всполохи позитивных реакций по поводу фекальной трансплантации в конечном итоге привели к проведению рандомизированных плацебо-контролируемых исследований.

И оказалось, что эффект от применения фекальной трансплантации приблизительно равен эффекту плацебо, то есть пустышки.

Возможно, в этом направлении будут определенные сдвиги, потому что исследования ведутся. Большинство ученых склоняются к мысли о том, что либо комбинация, либо целый ряд каких-то микробов ведет к тяжелым заболеваниям, которые разрушают микрофлору и вызывают аллерго-имунную реакцию организма на наличие этих микробов в просвете кишечника.

И, по всей вероятности, это один из тех путей, который поможет нам в дальнейшем решении проблемы, но найти комбинацию тех микробов, тех «трансплантатов», грубо говоря, не очень просто. То есть, просто введение микробиоты здорового человека к другому человеку (во всяком случае, в тех исследованиях, которые опубликованы сейчас) не обладает каким-то серьезным эффектом.

Я сам думал, что за этим будущее. У нас делаются попытки, но они носят скорее кустарный характер, чем промышленный. В мире есть несколько крупных фармацевтических компаний, которые занимаются сейчас разработкой такого рода препаратов, но пока они еще не в широком применении.

Читайте также:  Профилактика сифилиса: экстренное предотвращение болезни

– В определенных кругах популярны очистительные процедуры – клизмы, слабительные препараты и чаи, и т. п. В чем опасность таких процедур?

— Этот вопрос очень хорошо соединяется с предыдущим, потому что любое применение слабительного — это стресс для кишечника. У слабительного есть тот необходимый эффект, который который мы должны использовать, когда нет самостоятельного стула. Это вынужденная мера, и мы понимаем, что употребление слабительного излечивает всего лишь наш симптом – запор.

Очистительные клизмы обладают тем же самым эффектом что и слабительное, то есть нарушается микробный состав в толстой кишке, которая является основным носителем нашей микробиоты.

Вымывая оттуда микрофлору, мы освобождаем место и вместе с плохими организмами вымываем и хорошие, и вынуждаем нашу «хорошую» микрофлору прибегать к тем же самым мерам — то есть, восстанавливать численность.

Не всегда это удается.

Если делать это на регулярной основе, это может привести к обеднению микрофлоры и развитию нежелательных эффектов вплоть до хронических воспалительных изменений в толстой кишке.

— Какие еще факторы провоцируют заболевания кишечника кроме сидячего образа жизни, неправильного питания, алкоголя, курения?

— Если говорить о специфических факторах риска — это, например, вольное отношение к половой жизни.

К сожалению, число заболеваний, связанных как раз с изменением в сексуальном поведении современного человека по сравнению с предыдущими годами сегодня растет, как среди женщин, так и среди мужчин.

Это связано, в том числе, с таким не очень заметным явлением, как распространение вируса папилломы человека.

Он более известен, как вирус, вызывающий рак шейки матки у женщин, но приблизительно те же самые тенденции сегодня отмечаются и в сторону рака анального канала, потому что эпителий шейки матки и эпителий анального канала схожи по своей структуре и очень легко повреждается этим вирусом. Заражение происходит, если у человека есть более пяти половых партнеров одновременно.

Считается, что беспорядочные половые связи могут привести к увеличению риска заболеваемости вирусом папилломы человека, отдельные штаммы которого очень канцерогенны.

Мы это видим по заболеваемости раком шейки матки, но сегодня все больше растет и заболеваемость раком анального канала, который сейчас еще не очень ярко звучит в сводках, но год от года этому уделяется все больше внимания в западных странах.

— Каков риск развития геморроя при беременности? Что делать в таких случаях?

— Это момент, который не связан с нашим образом жизни. Чем тяжелее плод, тем меньше изменений происходит в гемодинамике нижней половины женского тела. И это само по себе является фактором риска развития острого тромбоза геморроидальных узлов.

Ситуация усугубляется тем, что женщина в этот момент практически беззащитна, мы не можем применять к ней никакие лекарственные средства. А те препараты, которые рекомендуются, часто бывают малоэффективны.

Ну а те, которые эффективны, бывают неприменимы.

Напротив нашей клиники стоит одна из старейших акушерских клиник Москвы, — Снегиревская клиника. Мы с ними проводим совместное исследование распространенности геморроидальной болезни и острого тромбоза геморроидальных узлов у беременных, и сегодня я могу озвучить первые результаты:

приблизительно одна из пяти женщин в течение беременности имеет проблемы с геморроидальными узлами, причем эти проблемы носят острый характер — они требуют нашей помощи.

Но в данной ситуации мы несколько ограничены. Мы сегодня с хирургических позиций помогаем женщинам, у которых этот тромбоз привел к некрозу узлов.

Дело в том, что острый тромбоз геморроидальных узлов в отдельных случаях приводит к некрозу кожи над ними.

Из-за того, что образовался тромб в геморроидальном узле, вокруг него образовался отек, нарушается кровоснабжение в этом узле, и, поскольку кровь не поступает, ткань не питается, она начинает умирать.

Это сопровождается ужасной болью у всех. В этой ситуации мы удаляем такие узлы под той же спинальной анестезией, под которой у женщины пройдут роды, и это удаление обычно приводит к немедленному облегчению симптомов.

— Специфической профилактики для беременных нет?

— Мы можем говорить, что, возможно это большая активность во время беременности, какие-то гимнастические упражнения, но это вопрос не изученный.

Беременность — очень тонкий процесс, в который мало кто хочет вторгаться, отдавая это на откуп природе.

Потому что исследования любых наших действий, направленных на беременных без особой на то нужды, могут навредить, а наша заповедь прежде всего — не навреди.

— Какие аспекты вашей деятельности, на ваш взгляд, еще важны?

— Особый интерес нашей клиники составляют несколько направлений, наиболее крупное из которых — это лечение рака толстой кишки.

Я бы сказал о том, что, например, в феврале был всемирный день борьбы с раком толстой кишки, а в марте в США стартовал месяц осведомленности о раке толстой кишки.

В течение целого месяца средства массовой информации и врачи на специальных страницах, на сайтах больниц публикуют различные истории, описание редких и обычных случаев заболеваний рака толстой кишки.

Мы сегодня уже поднимали вопрос о том, не молодеет ли рак толстой кишки. Мы находимся в таком периоде времени, когда есть среди молодых людей те, кто очень внимательно относятся к своему здоровью, и есть те, кто не очень внимательно к нему относится. Молодежь сейчас, по крайней мере в Москве, стала относиться к своему здоровью внимательно.

И мы очень часто встречаем молодых людей, которые с ранними симптомами обращаются за помощью, думая, что у них, скажем, геморроидальная болезнь или что-то еще. Если они попадают в правильные руки с самого начала, они получают правильное скрининговое обследование, которое сегодня не больше и не меньше как колоноскопия.

Если у вас в 20-летнем возрасте появилась кровь в кале, это уже свидетельство того, что что-то не в порядке.

Наиболее вероятной причиной этого является, скорее всего, геморроидальная болезнь, но мы не можем об этом знать на 100%. Начать нужно с того, что человек не должен видеть свою кровь.

Еще одним симптомом, который сразу должен настораживать и который возникает намного раньше, чем появление крови, является изменение в работе кишечника по сравнению с предыдущим периодом жизни.

Если что-то изменилось и эти изменения носят прогрессирующий характер, это повод для того, чтобы обратиться к врачу — будь это запор, будь это понос, будь это урчание, дискомфорт, отсутствие аппетита. Это позволяет выявить рак на более ранних стадиях.

Чем раньше вы обратитесь к врачу, тем более эффективным будет лечение.

Сегодня мы достигли того, что первая стадия рака толстой кишки почти на 100% излечима, вторая стадия излечима более чем на 90%, третья стадия при правильном лечении излечима примерно на 70%, и лишь при четвертой стадии у нас не очень высокие результаты, но они не нулевые — уже 20-25% пациентов выздоравливают даже при четвертой стадии.

При раке толстой кишки сегодня, если мы возьмем общую популяцию больных независимо от стадии, в таких странах как Южная Корея, Япония, страны северной Европы, выживаемость больных после лечения составляет более 75%. Это очень высокая цифра. Поэтому бояться этого заболевания не надо, нужно просто пытаться предотвратить трагедию, а не дожидаться, когда мы уже ничего не сможем сделать.

Мы очень эффективно лечим рак даже на продвинутых стадиях заболевания. Я говорю об этом потому, что моя личная практика имеет достаточно большой список людей, в том числе и молодых, которые счастливо живут после проведенного лечения рака толстой кишки.

Лечение рака — оперативное, оно заключается в локальном удалении опухоли. Мы не удаляем орган. Через 10 дней после операции пациент может вернуться к прежнему образу жизни. Но ежегодно нужно будет делать колоноскопию.

Еще хочу обратить внимание, что единственным стопроцентным методом диагностики рака и предраковых заболеваний толстой кишки является колоноскопия.

Все другие методы носят вспомогательный характер. Более того, колоноскопия позволяет проводить не только диагностику, но и вторичную профилактику рака. Очень много при первичных колоноскопиях обнаруживается мелких выростов — полипов толстой кишки, которые удаляются.

Сегодня доказано, что любое такое образование толстой кишки, даже самое мелкое, это один шаг на пути к развитию рака толстой кишки. В среднем считается, что рак из полипа развивается в течение пяти лет, но эти цифры носят скорее умозрительный характер. У каждого из нас своя скорость развития рака. Но если удалить эти полипы, то рака не будет.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector