Врачи рассказывают про бактерии

Врачи рассказывают про бактерииВирус — одно из самых популярных слов в последние полтора года. Все мы знаем, что от него надо защищаться, а еще помним, что вокруг много и других микроорганизмов — например, бактерий. Кстати, чем они отличаются от вирусов? От чего на самом деле помогают антибиотики, и почему от гриппа надо прививаться каждую осень? Вирусы и бактерии — единственные представители микромира? Возможно ли создать универсальное лекарство, чтобы раз и навсегда избавиться от опасных микроорганизмов? Чтобы ответить на эти вопросы и знать, как от них защищаться, нужно понимать, что собой представляют эти невидимые существа. В этой статье мы выясним, что такое микроорганизмы, вирусы и бактерии, и почему универсальное оружие от них никогда не появится.

Вирусы, микробы, бактерии – что это такое?

Вирусы

Говоря строго, вирусы — это не совсем существа: ученые называют их неклеточной формой жизни или даже организмами на границе живого.

Все потому, что вирусы1 не обладают важным свойством живого — клеточным строением, которое есть у всех животных, растений, грибов и бактерий. Они не имеют собственного обмена веществ, поэтому не могут жить сами по себе.

Для существования им всегда нужен другой организм, по сути, вирусы являются внутриклеточными паразитами.

Размеры вирусов колеблются от 20 до 350 нм (нанометр – одна миллионная миллиметра). Самые мелкие — парвовирусы, которые вызывают заболевания животных: всего 18 нм в диаметре.

Вирусы гриппа побольше: 80–120 нм.

А возбудители оспы и трахомы совсем «великаны»: достигают 300 нм, и их даже можно рассмотреть в обычный световой микроскоп (а чтобы увидеть более мелкие вирусы, необходим уже электронный).

Хотя вирусные заболевания преследовали людей во все времена, сами вирусы открыты совсем недавно по историческим меркам: их существование подтвердил в 1892 году русский микробиолог Дмитрий Ивановский. В студенчестве он изучал болезни растений и заинтересовался природой мозаичной болезни табака.

Через несколько лет опытов Ивановский сумел разглядеть в световой микроскоп скопления возбудителя этой болезни, после чего он рассказал о своих изысканий в статье. А первого возбудителя вирусного заболевания человека — желтой лихорадки — обнаружили только в 1901 году.

И только в 1937-м получилось разработать вакцину от нее, а ведь эта болезнь убивала людей несколько веков! С момента открытия вирусы активно изучаются, но большая их часть все еще даже не систематизирована.

А ведь регулярно появляются новые вирусы! При этом даже нет единой гипотезы, как произошли вирусы, с которой были бы согласны все вирусологи. Одни считают их потомками доклеточных форм жизни, другие — «сбежавшими» генетическими структурами, которые отвоевали себе немного независимости от клеток.

Зато уже подсчитано количество всех вирусов на планете: 10 в 39 степени — это больше, чем звезд во Вселенной. Прежде чем получить такое число, ученые выяснили,2 что каждый день на квадратном метре нижнего слоя земной атмосферы скапливается более 800 млн вирусов.

Вирусы устроены очень лаконично — из-за этого ученые когда-то считали их инертными кристаллами. Эти «кристаллы» по-разному выглядят внешне — могут быть шарообразными, спиралевидными, продолговатыми. Но, по сути, любые вирусы — это просто оболочка, внутри которой находится генетический материал в виде молекул ДНК или РНК.

Это «или» — важное отличие вируса от нас, живых существ: в наших клетках всегда имеется и то, и другое: и ДНК, и РНК. А вот что у нас с вирусом общее, так это стремление размножить свой генетический материал. Для этого вирусы и должны попасть в живую клетку. Бывает, что вирусный геном просто встраивается в хозяйскую ДНК, и могут пройти годы, прежде чем вирус «проснется».

А если вирус попал в половые клетки и интегрировался в хромосомы, то он будет передаваться и потомкам хозяина. В человеческом геноме очень много таких включений (примерно 8%), полученных миллионы лет назад в ходе эволюции. Некоторые из них постепенно разрушаются, а другие оказались полезными для нас и участвуют в физиологических процессах.

Например, в 2018 году ученые выяснили,3 что важнейшую роль в формировании нашей долговременной памяти играет ген вирусного происхождения.

Но что, если вирус прятаться не хочет, а жаждет деятельности? Тогда его генетический материал фактически перехватывает командование в живой клетке: заставляет множить свои копии, которые проникают во все новые и новые ткани и органы. И во время этой «штамповки» происходит процесс, благодаря которому вирусы и приобрели репутацию коварных убийц.

Новые вирусы не получаются 100-процентными копиями — какая-нибудь да выходит с «ошибкой», т. е. слегка измененным геномом. Это вирусные мутации, которые помогают микроорганизму выживать, несмотря на усилия организма, который активно сражается с инфекцией.

Из-за мутаций вирусы могут выглядеть иначе и обманывать иммунную систему — ей приходится заново с ним знакомиться и разрабатывать стратегию борьбы. Такой уловкой активно пользуются вирусы гриппа, которые мутируют непрерывно и каждый год приходят к нам в виде новых штаммов.

Но самая удачная ситуация для вируса — оказаться в одной клетке со своими «коллегами» другого вида: например, когда встречаются вирусы человека, птицы и обезьяны.

Тогда они могут обменяться целыми кусками генома, и в результате получится принципиально новый штамм, мощный и опасный мутант, которого не остановят даже межвидовые барьеры — он сможет сначала заразить животное, а потом человека. Такие вирусные эксперименты, как правило, случаются в жарких перенаселенных странах, где все не очень хорошо с санитарией, а люди чаще контактируют с дикими и сельскохозяйственными животными. Поэтому мы так часто слышим, что в Юго-Восточной Азии вспыхнула новая инфекция.

Бактерии

Врачи рассказывают про бактерии

В отличие от вирусов, бактерии — самые что ни на есть живые организмы, хотя и тоже очень маленькие (длиной до 10 мкм, то есть одной сотой метра).

Они одноклеточные, но одна эта клетка может имеет разные формы: бактерии бывают круглыми, в виде палочек, звездочек или кубиков, есть даже гофрированные и С-образной формы.

По строению бактерии сложнее, чем вирусы — у них есть клеточная стенка, внутриклеточные структуры, органеллы, жгутики для передвижения. Они самостоятельно живут и размножаются (с помощью простого деления).

Бактерии — одни из первых обитателей Земли, и они же самые вездесущие — их находят даже там, где вообще никому не выжить. Бактериям не страшен ни холод, ни кислые источники, где температура воды почти 100° С. Они живут и в Мертвом море, и в нижнем слое стратосферы, и в Марианской впадине, и даже в радиоактивных отходах.

Учеными описано примерно 10 тыс. видов бактерий, но на самом деле их гораздо больше. Первым бактерии увидел голландский ученый Антони ван Левенгук в 1676 году. Он хотел выяснить, почему жгучий перец раздражает язык, и решил изучить перечную настойку под микроскопом.

Каково же было удивление натуралиста, когда в крошечной капле он увидел движущихся существ! Левенгук назвал их «анимакули» и стал искать повсюду: в дождевой воде, на одежде, в соскобе с собственных зубов. О своих наблюдениях он рассказал в письме к Лондонскому королевскому обществу по развитию знаний о природе.

Но настоящий интерес к открытию Левенгука проснулся гораздо позже, ближе к середине XIX века, когда начала развиваться клеточная теория.

Микробы

Когда вы говорите ребенку, что вокруг полно микробов, вы не ошибаетесь. Микробы, или микроорганизмы — это собирательное название всего живого, что меньше 0,1 мм и не видно невооруженным глазом.

К ним относят простейших (микроскопических одноклеточных животных), бактерий и крошечные грибки, а также вирусы (с этим согласны не все ученые, т. к. вирусы — все же не живые организмы). В термине «микроб» объединились греческое μικρό (маленький) и βίος — жизнь.

Большинство микробов состоят из одной клетки, но есть среди них и многоклеточные.

Что опаснее — вирусы или бактерии?

А вот на этот вопрос ответить невозможно: вирусы и бактерии могут быть и опасными, и безвредными в зависимости от ситуации.

Большинство людей спокойно переносят сезонный грипп — ежегодные вирусные заболевания, но в начале ХХ века испанский грипп унес, по разным оценкам, 3-5% населения Земли.

Страшные эпидемии прошлого — чума, холера, оспа — вызывались бактериями, но мы спокойно контактируем с миллионами других бактерий каждый день.

Новая коронавирусная инфекция к началу июля 2021 года охватила уже более 182 млн человек во всем мире, при этом практика показывает, что, будучи по началу высокопатогенными, новые вирусы со временем становятся менее опасными. Как видите, опасность, которую несут вирусы или бактерии, зависит от их «видовых» характеристик. Что же касается противостояния вирусам и бактериям, в обоих случаях есть сложности.

Если вирус уже проник в клетку, его невозможно убить — можно только ждать, что организм с ним справится. Поэтому лучший способ борьбы с инфекцией — не допустить заражения. Для этого существует вакцинация: во время прививки иммунитет знакомится с вирусом и заранее разрабатывает стратегию борьбы.

Именно с помощью вакцин люди победили вирусные болезни, от которых когда-то не было спасения. Если сегодня мы вдруг начнем массово отказываться от прививок, то рискуем вернуться в прошлое — нас снова начнут поражать почти забытые заболевания: оспа, корь, столбняк и т. д. Однако в случае с часто мутирующими вирусами прививки помогают не всегда.

Вакцина может быть эффективна против одного штамма, но бесполезна против другого, нового. Именно поэтому ученые обратили свое внимание на возможности иммунитета. Его главное оружие в борьбе с вирусами — белки интерфероны, которые организм вырабатывает в ответ на вторжение.

Они обладают неспецифическим действием, то есть действуют на широкий спектр вирусов. Интерфероны были созданы в процессе эволюции, на настоящий момент являясь неотъемлемой частью противовирусного иммунитета.

Однако интерферона может быть недостаточно, это происходит по разным причинам: детский и пожилой возраст, наличие сопутствующих заболеваний, беременность и другие. Именно в таких случаях специалисты могут рекомендовать препараты на основе интерферона, такие как Виферон.

Бороться с опасными бактериями люди тоже давно научились — с помощью антибиотиков (обратите внимание: на вирусы они не действуют, поскольку разработаны для совершенно иной формы жизни!). Но тут другая проблема: к ним у бактерий со временем вырабатывается устойчивость.

И чем чаще мы их используем, тем больше становится бактерий, которые к ним совсем не чувствительны. Например, к пенициллину, с которого когда-то и началась история антибиотиков, сегодня бактерии уже равнодушны. А прошло все 80 лет с момента его первого применения.

Новые антибиотики тоже разрабатываются, но это очень долгий и дорогой процесс, поэтому чаще модифицируются уже имеющиеся лекарства.

Какие болезни вызываются вирусами?

Врачи рассказывают про бактерии

Среди всех изученных вирусов (а это около 6000), болезнетворна совсем небольшая часть. Вирусные болезни человека — грипп, корь, оспа, полиомиелит, свинка, краснуха, герпес, инфекционный мононуклеоз, гепатит, энцефалит, СПИД и т. д. У животных — ящур, чума, бешенство. У растений — различные мозаичные болезни и желтухи.

Читайте также:  Осмотр эндокринолога с узи

В основном же вирусы не приносят вреда или приносят пользу. Среди них для нас самые важные — вирусы, которые поражают только бактерии: их называют бактериофагами, то есть «пожирателями бактерий». Их используют в сельском хозяйстве — для защиты животных и растений от бактериальных болезней.

Также есть предположение, что вирусы помогают жвачным животным превращать целлюлозу в сахара, которые затем становятся молоком или участвуют в наборе массы. Еще одна заслуга фагов — регуляция количества бактерий в океане. Микроорганизмы, которые там обитают, производят почти половину земного кислорода.

Если какой-то один вид бактерий вдруг начнет бесконтрольно размножаться, нарушится вся пищевая цепочка, и множество видов просто не выживет. Некоторые вирусы стали важным компонентом симбиотических систем — природных «партнерств», в которых организмы разных видов помогают друг другу.

Например, на горячей почве вблизи гейзеров в Йеллоустонском национальном парке (США) растет трава,4 которая выживает в экстремальных условиях только благодаря грибу, зараженному определенным вирусом.

А есть вирусы, которые замедляют развитие опасных болезней у человека: например, у людей, зараженных гепатитом G, легче протекает другая инфекция — лихорадка Эбола, тоже вирусное заболевание. И от бактериальных инфекций вирусы тоже можно применять: в СССР это практиковали еще в 1920-х годах.

Сегодня бактериофагов «дрессируют» даже на уничтожение рака — это называется онколитическая вирусная терапия. Как видите, уничтожать вирусы подчистую — плохая идея с учетом пользы, которую они приносят. Кроме того, это невозможно даже теоретически: чтобы разработать универсальный вирусный яд, надо прежде изучить абсолютно все вирусы. В ближайшей перспективе это невозможно.

Какие болезни вызываются бактериями?

Как и вирусы, бактерии5 могут быть безопасными для живых организмов или болезнетворными. Такие бактерии-паразиты попадают в организм и начинают питаться за его счет, активно размножаются, повреждая клетки и отравляя их продуктами своей жизнедеятельности. Так и начинается заболевание.

У человека бактерии вызывают туберкулез, коклюш, менингит, чуму,  тиф, столбняк, холеру, дифтерию, фурункулез, стрептококковую ангину. У животных — бруцеллез, сибирскую язву. У растений подобная инфекция вызывает гнили, ожоги, пятнистости, увядание. Но полезных бактерий все-таки тоже гораздо больше.

Например, миллионы бактерий населяют наш кишечник, кожу, даже дыхательные пути. Они называются микробиотой, и ее баланс очень важен для сохранения здоровья: она создает условия, в которых вредные микроорганизмы жить не смогут.

Две группы таких бактерий вы точно знаете: это бифидо- и лактобактерии, которые живут в кишечнике.

Как уберечься от вирусов и бактерий?

Мир населен огромным количеством бактерий и вирусов, и избавиться от них полностью невозможно, да и неразумно — ведь без них не сможем существовать и мы сами. Но предотвратить вирусное или бактериальное заболевание в повседневной жизни возможно. Надо только придерживаться правил:

  • соблюдать гигиену, почаще мыть руки с мылом и пореже трогать руками лицо;
  • вакцинироваться;
  • в высокий эпидемический сезон заболеваемости ОРВИ и гриппом, использовать противовирусные препараты, например, Виферон гель;
  • носить медицинские маски в людных местах;
  • избегать поездок в экзотические страны;
  • обеспечить себе доступ к медицинской помощи;
  • не злоупотреблять антибиотиками;
  • пить чистую воду;
  • тщательно мыть овощи, фрукты и зелень, термически обрабатывать мясо.

Справочно-информационный материал

Автор статьи

Шамшева Дарья Сергеевна
Врач-терапевт, кардиолог, к.м.н.

Источники:

1 https://postnauka.ru/

2 https://news.ubc.ca/

3 https://www.nature.com/

4 https://elementy.ru/

5 https://ru.wikipedia.org/

Полезные бактерии в организме человека

Полезные бактерии в организме человека

Совокупность бактерий, населяющих человеческий организм, имеет общее название – микробиота. В нормальной, здоровой микрофлоре человека насчитывается несколько миллионов бактерий. Каждая из них играет важную роль для нормального функционирования человеческого тела.

При отсутствии какого-либо вида полезных бактерий человек начинает заболевать, нарушается работа ЖКТ, дыхательных путей.         Полезные бактерии для человека концентрируются на коже, в кишечнике, на слизистых оболочках тела.

Количество микроорганизмов регулируется с помощью иммунной системы.

В норме, тело человека содержит как полезную, так и патогенную микрофлору. Полезных бактерий намного больше. Они составляют 99% от общего числа микроорганизмов. При таком положении соблюдается необходимый баланс. Среди разных видов бактерий, обитающих на теле человека можно выделить:

бифидобактерии; лактобактерии; энтерококки; кишечная палочка.

Бифидобактерии

Этот вид микроорганизмов самый распространённый, участвует в процессе выработки молочной кислоты и ацетата. Он создаёт кислую среду, этим самым нейтрализует большинство болезнетворных микробов. Патогенная флора перестаёт развиваться и вызывать процессы гниения и брожения.

Бифидобактерии играют важную роль в жизни ребёнка, так как именно они отвечают за наличие аллергической реакции на какие-либо пищевые продукты. Кроме того они оказывают антиоксидантное действие, предотвращают развитие опухолей.

Синтез витамина С не обходится без участия бифидобактерий. К тому же, есть информация, что бифидобактерии помогают усваиваться витаминам D и B, которые необходимы человеку для нормальной жизнедеятельности.

При наличии дефицита бифидобактерий даже приём синтетических витаминов этой группы не принесёт никакого результата.

Лактобактерии

Эта группа микроорганизмов также важна для здоровья человека. Благодаря их взаимодействию с другими обитателями кишечника блокируется рост и развитие патогенных микроорганизмов, подавляются возбудители кишечных инфекций. Лактобактерии участвуют в образовании молочной кислоты, лизоцина, бактериоцинов.

Это отличная помощь иммунной системе. Если в кишечнике есть дефицит этих бактерий, то очень быстро развивается дисбактериоз. Лактобактерии заселяют не только кишечник, но и слизистые. Так эти микроорганизмы важны для женского здоровья.

Они поддерживают кислотность среды влагалища, не допускают развития бактериального вагиноза.

Кишечная палочка

Не все виды кишечной палочки являются болезнетворными. Большинство из них наоборот выполняют защитную функцию. Полезность рода кишечная палочка состоит в синтезе коцилина, который активно противостоит основной массе патогенной микрофлоры.

Данные бактерии полезны для синтеза разных групп витаминов, фолиевой и никотиновой кислоты. Нельзя недооценивать их роль для здоровья.

Например, фолиевая кислота необходима для производства красных кровяных телец и поддержания нормального уровня гемоглобина.

Энтерококки

Этот вид микроорганизмов заселяет кишечник человека сразу после рождения. Они помогают усваиваться сахарозе.

Обитая в основном в тонком кишечнике, они, как и другие полезные не патогенные бактерии обеспечивают защиту от чрезмерного размножения вредоносных элементов. В то же время, энтерококки относятся к условно безопасным бактериям.

Если они начинают превышать допустимые нормы, развиваются разные бактериальные заболевания. Список болезней очень большой. Начиная от кишечных инфекций, заканчивая менингитом.

Положительное влияние бактерий на организм

Полезные свойства не патогенных бактерий очень многообразно. До тех пор пока существует баланс между обитателями кишечника и слизистых, организм человека нормально функционирует. Большинство бактерий участвует в процессах синтеза и расщепления витаминов.

Без их присутствия витамины группы В не усваиваются кишечником, что приводит к нарушениям со стороны нервной системы, заболеваниям кожи, понижению гемоглобина. Основная масса не переваренных компонентов пищи, достигших толстого кишечника, расщепляется именно благодаря бактериям.

Кроме того, микроорганизмами обеспечивается постоянство водно-солевого обмена. Более половины всей микрофлоры участвует в регуляции всасывания жирных кислот, гормонов. Микрофлора кишечника формирует местный иммунитет. Именно здесь происходит уничтожение основной массы патогенных организмов, блокируется вредоносный микроб.

Соответственно, люди не ощущают вздутия и метеоризма. Увеличение лимфоцитов провоцирует активные фагоциты для борьбы с врагом, стимулируют продуцирование иммуноглобулина А.

Полезные не патогенные микроорганизмы положительно влияют на стенки тонкого и толстого кишечника. Они поддерживают там постоянный уровень кислотности, стимулируют лимфоидный аппарат, эпителий становится устойчивым к разным канцерогенам. Перистальтика кишечника также во многом зависит от того, какие бывают микроорганизмы в нём.

Подавление процессов гниения и брожения – одна из основных задач бифидобактерий. Многие микроорганизмы долгие годы развиваются в симбиозе с болезнетворными бактериями, тем самым, контролируя их. Биохимические реакции, которые постоянно происходят с бактериями, выделяют много тепловой энергии, поддерживая общий тепловой баланс организма. Питаются микроорганизмы не переваренными остатками. 

Дисбактериоз

Дисбактериоз – это изменение количественного и качественного состава бактерий в организме человека. При этом полезные организмы погибают, а вредоносные активно размножаются. Дисбактериоз затрагивает не только кишечник, но и слизистые (может быть дисбактериоз ротовой полости, влагалища). В анализах будут превалировать названия: стрептококк, стафилококк, микрококк.

В нормальном состоянии полезные бактерии регулируют развитие патогенной микрофлоры. Кожные покровы, органы дыхания обычно находятся под надёжной защитой. Когда нарушается баланс, человек ощущает следующие симптомы: метеоризм кишечника, вздутие, боли в животе, расстройство. Позже может начаться снижение веса, анемия, авитаминоз.

Со стороны половой системы наблюдаются обильные выделения, часто сопровождающиеся неприятным запахом. На коже появляются раздражения, шероховатости, трещинки. Дисбактериоз — побочное действие после приёма антибиотиков. При обнаружении подобных симптомов нужно обязательно обратиться к врачу, который назначит комплекс мероприятий по восстановлению нормальной микрофлоры.

Часто для этого требуется приём пробиотиков.

Поделиться в соц. сети

Бактериальная и вирусная инфекции: в чем отличие?

Если обратиться к статистике, то инфекции – самая частая причина обращения за медицинской помощью. Спровоцировать их могут различные патогены: вирусы, бактерии, грибки и др. Вирусы и бактерии могут стать причиной клинически схожих инфекций, но ситуации требуют разного лечения. Чем бактериальная и вирусная инфекция отличаются?

Основы микробиологии

Бактерии – одноклеточные микроорганизмы, поражающие разнообразием. Они имеют множество форм и особенностей, некоторые из них способны выживать в немыслимых условиях.

Человеческий микробиом насчитывает сотни видов бактерий и каждый выполняет определенные функции, например, сдерживают рост патогенных микроорганизмов, поддерживают обменные процессы и многое другое. Известно, что лишь 1% бактерий вызывают болезни.

Вирусы – еще меньше чем бактерии, для нормальной жизнедеятельности нуждаются в клетках хозяина, где они могут жить и развиваться. Некоторые вирусы могут уничтожать клетки, где они развиваются.

Способы передачи

В путях передачи инфекций много общего. Основной путь передачи — от человека к человеку при близком контакте, например, при поцелуях.

Контакт с биологическими жидкостями человека, например, во время полового акта, при кашле и чихании.

Так передаются не только вирусные инфекции, например, ВИЧ, ОРВИ и новая коронавирусная инфекция, но и бактериальные.

Некоторые вирусы и бактерии передаются при соприкосновении с зараженными поверхностями, где вирусы и бактерии живут в биологических средах. Еще один возможный путь передачи — при укусах животных и насекомых. 

Клиническая картина

Вирусы и бактерии вызывают схожие болезни по симптомам: лихорадка, насморк, кашель, головная боль, слабость и снижение работоспособности. Но при детальном рассмотрении и изучении найдется и масса отличий, которые заметит только врач.

Вирусные инфекции распространены в большей степени, поэтому, при появлении симптомов, часто предполагают именно ее. Дифференцировать одно от другого помогают следующие отличия и критерии:

  • Инкубационный период у вирусов более короткий, в сравнении с бактериями. Например, у бактериальных инфекций – симптомы появляются спустя 7-10-14 дней после заражения, а иногда и больше. Вирусные инфекции проявляются через 1-5 дней после заражения.
  • Клиническая картина вирусных инфекций более четкая, все характерные симптомы проявляются буквально сразу или между их появлением короткий промежуток времени. Если говорить о бактериальной инфекции, то они развиваются медленнее, но с полным набором симптомов.
Читайте также:  Врачи рассказывают про симптомы низкого тестерона

Вирусные инфекции могут поражать здорового человека, а вот бактериальные развиваются на фоне ослабленного иммунитета или же являются осложнением перенесенного заболевания.

Конечно, главное отличие – способы и методы специфического лечения. Антибиотики никак не действуют на вирусы, а противовирусные на бактерии. 

Особенности диагностики

В медицине существует такое понятие, как дифференциальный диагноз – методы диагностики, которые помогут отличить одно заболевание от другого со схожей клинической картиной. Бактериальные и вирусные инфекции способны вызывать респираторные заболевания, и чтобы определить причину, проводят дифференциальный диагноз – анализ симптомов.

Например, выделения из носа при вирусных инфекциях жидкие, прозрачные, часто носят серозный характер. А вот при бактериальных – густые, могут иметь желтый или зеленый оттенок, что говорит о наличии гнойного процесса.

Естественной реакцией организма на проникновение вируса или бактерии является повышение температуры тела. При вирусной инфекции температура повышается резко и быстро,может держаться несколько дней. При бактериальной инфекции — постепенно и начало болезни сложно проследить.

При вирусных инфекциях сложно определить область поражения. Пациенты отмечают, что болит сразу все: горло, грудь, мышцы, голова. Однако при бактериальной инфекции легко определить область поражения: болит горло при ангине, боль в груди при бронхите, боль при мочеиспускании при циститах и др.

Длительность болезни также варьируется. Например, при вирусной инфекции улучшение наступает на 5-7 день болезни, а вот бактериальные инфекции протекают длительнее.

Особенности диагностики

В большинстве случаев, поставить предварительный диагноз удается на основе жалоб, внешнего и инструментального осмотра. Некоторые вирусные и бактериальные инфекции имеют весьма специфичные симптомы. При постановке диагноза учитывают еще и данные об эпидемиологической обстановке.

Но все же чаще при бактериальных инфекциях требуются дополнительные методы обследования, в том числе и лабораторные. В соответствии с этим, врач обязательно назначает следующие анализы:

  • общий анализ крови;
  • изучение слизи, выделяемой мокроты, других выделений и мазков;
  • анализ мочи, стула;
  • соскоб кожи;
  • изучение спинномозговой жидкости при тяжелом течении болезни.

При бактериальных инфекциях такие исследования проводятся с целью определения вида возбудителя, а также его антибиотикочувствительности.

Особенности лечения

Вирусные и бактериальные инфекции – совершенно разные диагнозы, имеющие особенности клинического течения, а также лечения. И, в случае ошибки при назначении лечения, повышается вероятность осложнений, развития основного заболевания. Иногда это представляет угрозу для здоровья и жизни.

Лечение бактериальных инфекций

Антибиотики – группа лекарств, назначаемых исключительно при лечении бактериальных инфекций. Существует разные виды антибиотиков, которые направленно действуют на бактерии определенного класса или же широкого спектра.

При формировании острых заболеваний с серьезным и быстрым течением могут назначаться антибиотики широкого спектра действия, а после, когда результаты по определению антибиотикочувствительности дадут результат, могут назначаться узкоспециализированные лекарства.

Неконтролируемый, необоснованный прием антибиотиков, когда пациент бросает их пить раньше срока, это может привести к формированию антибиотикоустойчивой флоры и в дальнейшем лечение окажется неэффективным.

Лечение вирусных инфекций

Для многих вирусных инфекций нет специфического лечения. Обычно разрабатывается симптоматическое, направленное на устранение симптомов, снижения температуры. Но все же лечение определяется конкретным вирусом и болезнью, которое он спровоцировал.

  • При вирусных инфекциях врач назначает противовирусные препараты, которые подавляют жизненный цикл некоторых вирусов.
  • Ну и главное, стоит помнить, что некоторые серьезные бактериальные и вирусные инфекции можно предотвратить при помощи вакцинации.

Как бактерии развивают устойчивость к антибиотикам и почему это так важно

Врачи предупреждают, что если не принимать меры, к 2050 году 10 000 000 человек в мире будут умирать от бактерий, которые стали устойчивыми к антибиотикам.

Именно по этой причине ВОЗ призывает все страны участвовать в борьбе с ростом резистентности к антибиотикам. Что касается России, то у нас уже разработан план мероприятий на 2019–2024 годы, в котором предусмотрены соответствующие шаги.

Но что еще важно знать о проблеме? «Аргументы и Факты» пригласили известных врачей, экспертов и ученых для обсуждения — и вот к каким выводам они пришли.

Как бактерии становятся устойчивыми

Заведующий кафедрой фармакологии Института клинической медицины Первого МГМУ им. И. М. Сеченова, доктор медицинских наук Владимир Фисенко рассказал, что бактерии, как и любые микроорганизмы, стремятся избежать гибели, используя разные механизмы для этого.

  • Один из них – продукция ферментов, разрушающих антибиотик. Самый известный из них — бета-лактамаза. Благодаря ему многие виды бактерий стали устойчивы к антибиотикам бета-лактамной структуры. Если в структуре антибиотика есть так называемое бета-лактамное кольцо, этот фермент его разрушает, и препарат становится неэффективным.
  • Второй механизм формирования устойчивости бактерий — изменение структур, с которыми взаимодействует антибиотик.
  • Третий — ускоренное выведение антибиотика из бактериальной клетки. Этот механизм открыт относительно недавно, и им обладают практически бактерии.

Создание новых антибиотиков направлено во многом на преодоление этих механизмов защиты бактерий.

С чего все началось

Генеральный секретарь Российского научного медицинского общества терапевтов, заместитель начальника управления науки ГБОУ ВПО «МГМСУ им. А. И. Евдокимова» Минздрава России, главный внештатный специалист-пульмонолог Министерства здравоохранения РФ по ЦФО Андрей Малявин заострил внимание на двух проблемах, которые привели к существенному росту антибиотикорезистентности.

  • Первая связана с лечением острых бронхитов. В 90% случаев их вызывают вирусы, и поэтому, антибиотики при этом заболевании назначать не следует. Это не значит, что их нельзя применять при бронхите вообще, просто они не должны быть препаратом первого выбора при лечении этой болезни.
  • Другая проблема возникла из-за нового способа лечения язвенной болезни желудка. Поскольку было признано, что большую роль в её развитии играет бактерия Хеликобактер пилори, стали применять массированную антибиотикотерапию. Но в результате, получили большое количество бактерий, устойчивых к препаратам.

Например, во Франции из-за этого синтетические антибактериальные средства – фторхинолоны — стали неэффективны при лечении пневмонии (воспаление легких).

В России при этой инфекции активно использовали антибиотики из группы макролидов, и к ним пневмококки стали устойчивы.

В новых рекомендациях для врачей по лечению пневмонии, снова советуем начинать лечение с пенициллинов, они сохранили свою эффективность.

Какие меры будут предпринимать

 «Проблема устойчивости к антибиотикам имеет глобальное значение, — подчеркнула представитель ВОЗ в РФ, доктор Мелита Вуйнович. — Это очень важные и полезные лекарства, но только тогда, когда применяются рационально и по назначению. Сегодня в мире каждый год из-за инфекций, вызванных микроорганизмами, резистентными к антибиотикам, погибает 700 тысяч человек.

Важно, что стратегия «Единого здоровья» — единственно возможная мера для сохранения эффективности антибиотиков. Она охватывает сферы защиты здоровья людей, животных и окружающей среды, и разработана ВОЗ, FAO (Продовольственная организация ООН) и OIE (Всемирная организация по охране здоровья животных).

Поскольку, бактерии, грибы, вирусы и другие микроорганизмы не признают границ, решить проблему устойчивости к противобактериальным препаратам можно решить только общими усилиями всех стран.

Один из эффективных способов защиты человека от резкого роста устойчивых бактерий, запрет на использование антибиотиков в качестве стимуляторов роста в животноводстве и применение их для лечения в сельском хозяйстве только в исключительных случаях. Конечно, необходимо правильное и рациональное использование антибиотиков в лечении человека».

Источник: Вести. Медицина

«Кажется, бактерии побеждают науку» Ученый Павел Певзнер, создающий инструменты для поиска новых антибиотиков, — об эпидемиях, которые грозят человечеству в середине столетия

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

???? ???? ???? ???? ???? Нам нужна ваша помощь. Пожалуйста, поддержите «Медузу»

Международная группа ученых по заказу премьер-министра Великобритании провела исследование болезнетворных бактерий, устойчивых к антибиотикам. Из него следует, что к 2050 году эти бактерии могут убивать до 10 миллионов человек в год. Уже сейчас от них умирают как минимум десятки тысяч людей.

Найти новые антибиотики очень сложно, но ученые по всему миру пытаются это сделать. Один из них — биоинформатик Павел Певзнер, петербургская лаборатория которого разработала уже несколько инструментов для поиска новых эффективных антибиотиков.

«Медуза» поговорила с Певзнером об угрозе новых эпидемий, разнице в развитии науки в России и США — и о том, почему математики и информатики все больше нужны для развития биологии.

— Как вы начали заниматься наукой?

— В школе я очень плохо учился до четвертого класса, а потом резко стал отличником — папа пообещал, что мы заведем собаку, если я это сделаю. Но, видимо, он не верил, что это возможно, и собаку мы так и не завели.

После этого я продолжал хорошо учиться — увлекался математикой, выигрывал олимпиады. Потом переехал в Москву, где жил и учился в школе-интернате для одаренных детей при МГУ. Но в итоге окончил [Московский] институт инженеров железнодорожного транспорта. Этот институт был специальным местом в Москве для тех, кто не поступил в МГУ.

— Как появилась идея заняться ?

— Я отучился, а потом около пяти лет занимался решением математических проблем железнодорожного транспорта.

В какой-то момент мне стало так скучно возиться с транспортом, что я начал рассматривать другие области. Серьезно раздумывал заняться проблемой прогнозирования землетрясения.

Очень рад, что не пошел в эту сторону, потому что [эффективно] землетрясения до сих пор прогнозировать так никто и не научился.

Такой дисциплины, как биоинформатика тогда формально не существовало, но по факту она уже была. Поэтому я посмотрел в сторону генетики, там были очень интересные задачи. В конце 1980-х ученые уже даже умели расшифровывать геномы вирусов, и в «ГосНИИгенетике» я занимался задачами, связанными с этим.

Сейчас из расшифровки генома выросла целая многомиллиардная индустрия — и нужно понимать, что это произошло именно из-за биоинформатиков. Многие думают, что для расшифровки нужны биологи, но на самом деле это не так. Это задача, скорее, для математиков и специалистов в computer science.

Биоинформатика сейчас — одна из самых популярных и развивающихся наук. Если раньше среди биологов биоинформатиков практически не было, то сейчас их количество достигает процентов 30. Биологию и персональную медицину уже нельзя представить без биоинформатики.

— Вы начинали карьеру в конце 80-х. Как тогда выглядело советское НИИ с точки зрения условий работы?

— Было очень много талантливых специалистов. Но если вы говорите про материальные условия, зарплаты, то их почти не было. Правда, у меня небольшие потребности, поэтому было нормально.

Компьютеры тоже были не самыми продвинутыми, но так как я занимаюсь алгоритмами, то для меня это было не так страшно. Хороший алгоритм на старой «машине» будет работать быстрее, чем плохой на новом компьютере.

  • — Почему же в 1990 году вы уехали в США?
  • — Потому что там находится передний край науки.
  • — Как вы уехали?

— Довольно забавная история. Советские ученые тогда практически не публиковались в западных журналах, а через интернет связаться ни с кем было нельзя — его еще не было. Но можно было послать кому-нибудь из западных ученых такое «письмо-открытку». Я отправил его Майклу Ватерману, который считается одним из отцов биоинформатики, и попросил его прислать мне какую-нибудь его статью.

Он неожиданно ответил и прислал целый пакет статей, в том числе еще неопубликованные. Я их посмотрел, увидел одну нерешенную проблему и написал, как ее, по моему мнению, можно было бы решить. Написал об этом Майклу, а он в ответ пригласил меня приехать в США на конференцию. Я приехал, а затем Майкл уже пригласил меня в свою лабораторию в качестве .

Читайте также:  Что необходимо знать о способах передачи вич

Как я потом выяснил, Майкл получил мое письмо с решением, но, так как у меня тогда был ужасный английский, он ничего не понял. Но все равно решил позвать меня.

— Тогда не было проблем, чтобы уехать из СССР?

— Каких-то серьезных трудностей с этим я не помню. Сложности были другие. Очень хорошо помню, как мы с женой прилетели в Лос-Анджелес с 300 долларами в кармане. Это очень маленькая сумма и первое время было тяжело. Но накопить хотя бы тысячу долларов советскому ученому в те годы было сложно.

  1. — Для сравнения какая у вас была первая зарплата в США?
  2. — 32 тысячи [долларов] в год.
  3. — Ваши ожидания от науки в США оправдались?

— Да. Задачи были самые современные и интересные. Кроме того, было очень полезно научиться выбирать самые важные из этих задач. Например, в России и сейчас многие ученые сидят в своей лаборатории, занимаются очень узкой темой и не понимают, что до нее в мире никому нет дела.

— В США вы сделали карьеру, а потом вас пригласили в Сингапур, который очень быстро стал одним из мировых центров по биоинформатике. Как им это удалось?

— Да, меня пригласили в консультативный научный совет Института генома. В Сингапуре все получилось по целому комплексу причин. Во-первых, потому что какое-то количество времени назад они вложили очень много денег в развитие науки.

Но одних ресурсов недостаточно. Нужно сделать еще несколько шагов: переманить «звезд», а потом убедить людей, что за ними можно поехать. Сингапуру это удалось.

Они предлагали людям зарплату выше рынка и убеждали, что им там будет комфортно жить.

Когда в Сингапуре все только начиналось, один из моих учеников получил предложение оттуда. При этом у него были хорошие варианты и в США. Я говорил ему, что лучше остаться, но он уехал и сделал там отличную карьеру. Сейчас я уже отговаривать никого не буду.

— В России такого роста пока нет. И вы как-то сказали, что по сравнению с США мы  провинция с точки зрения науки. Говорили, что мнение о том, что в России живут лучшие программисты или биологи сродни вере в то, что «лучшие портные живут в Жмеринке».

— Я говорил это лет семь назад и с тех пор многое изменилось — появляются новые лаборатории и так далее. В первую очередь это происходит, конечно, из-за усилий правительства и финансирования.

— Но мы все еще провинция?

— Как посмотреть. В России есть лаборатории и ученые, которые работают на мировом уровне. Например, или . Но проблема в том, что таких ученых мало и они есть далеко не во всех областях. Простой пример: в одном моем университете в Сан-Диего профессоров-экспертов по биоинформатике больше, чем во всей России. Это может показаться странным, но это так.

— При этом у вас есть своя лаборатория в России, в Петербурге. Как это вышло?

— Дело в том, что в США у профессоров есть такое понятие как «сабатикл». Раз в несколько лет я могу взять оплачиваемый отпуск на год и заниматься тем, чем захочется.

Я практически никогда не пользовался этой возможностью, но к 2011 году подумал, что можно взять такой отпуск. Сначала мы с женой думали поехать в Швейцарию — были хорошие предложения. Но потом появился вариант с Россией по .

Мне было интересно вернуться в Россию, так как знаю, что в стране много талантливых людей.

Я открыл лабораторию биоинформатики в Академическом университете, но никаких биоинформатиков тогда в Петербурге еще не было. Мы приглашали студентов или свежих выпускников программистов, людей из computer science и так далее.

Занялись сразу несколькими направлениями. Много работали над геномным сборщиком. Это специальная программа, позволяющая из разрозненных кусочков генома (сейчас ученые считывают геном по частям — прим.

«Медузы»), как из деталей пазла, собрать его исходную последовательность или, по крайней мере, получить достаточно большие фрагменты, с которыми уже можно дальше работать.

Это очень нужная базовая вещь для работы.

Сейчас наш геномный сборщик — один из самых популярных в мире. Он называется (St. Petersburg genome assembler). Статья про этот сборщик, опубликованная семь лет назад, быстро стала самой цитируемой статьей российских ученых за последнее десятилетие — у нее уже почти семь тысяч ссылок.

Через пару лет работы в Академическом университете лаборатория переехала в Санкт-Петербургский государственный университет. Дело в том, что мегагрант через год закончился и начались проблемы с финансированием. Сейчас нас полностью поддерживает СПбГУ.

— Одно из главных направлений в вашей российской лаборатории разработка инструментов для поиска новых антибиотиков. Как вы считаете, насколько серьезна угроза устойчивости бактерий?

— Очень серьезна. Это глобальная проблема, которая касается всех стран. Дело в том, что когда мы применяем антибиотик, может сложиться ситуация, при которой 99,9% бактерий погибает, а 0,1% выживает и становится устойчивым к этому антибиотику. Так постепенно появляются бактерии-монстры, устойчивые сразу к нескольким антибиотикам. Их очень сложно победить.

По факту сейчас мы находимся в ситуации, когда люди умирают от тех болезней, которые мы уже давно, казалось бы, победили. Но теперь они вернулись и средств борьбы против них нет. Также есть опасность появления новых заболеваний, против которых у нас тоже может не оказаться лекарств.

— Почему сложилась такая ситуация?

— Есть проблема с бесконтрольным использованием антибиотиков. Антибиотики часто применяют для борьбы с заболеваниями, которые ими вообще не лечатся. Или бросают их пить как только состояние немного улучшается. Все это чревато тем, что некоторые болезнетворные бактерии выживут и .

Но еще важнее то, что антибиотики широко и часто бесконтрольно применяют в сельском хозяйстве (из-за использования лекарства у бактерий появляется возможность приспособиться к такому антибиотику, а затем заразить человека или передать этот ген устойчивости другим бактериям, которые способны вызвать инфекции у людей, — прим. «Медузы»).

Это должно решаться строгим контролем за оборотом антибиотиков, но пока мы находимся в сложной ситуации.

— А новые антибиотики найти сложно?

— Да. Проблема в том, что к середине 1990-х люди открыли все антибиотики, которые было легко найти.

После этого много лет не получалось найти ни одного принципиально нового антибиотика, пока в 2015 году не открыли теиксобактин, который, скорее всего, является антибиотиком нового класса. Сейчас это основной претендент на такое звание.

Он проходит клинические испытания, но нужно понимать, что выход нового антибиотика на рынок занимает порядка 10 лет с момента его открытия.

Проблем в поиске новых антибиотиков очень много. На самом деле, есть вероятность, что новый антибиотик можно найти, внимательно исследовав ваш письменный стол. Или изучив почву в ближайшем парке. Но сложность в том, что далеко не все бактерии мы умеем культивировать в лаборатории.

Еще есть проблема траты ресурсов. Например, вы взяли образцы почвы, принесли их в лабораторию и даже обнаружили, что в ней есть какие-то действующие вещества. Потратили силы на их изучение, но в итоге выясняется: все, что вы изучали, уже давно было кем-то открыто и изучено. И вам приходится начинать все с начала.

Мы в лаборатории разработали метод VarQuest, который решает эту проблему.

Дело в том, что международное научное сообщество накопило огромные объемы , полученных из бактерий со всего мира — например, из океана, который сейчас считается очень перспективной для изучения средой.

Среди этих данных наверняка есть много антибиотиков, но обнаружить их не получается просто из-за большого объема данных.

Наш метод позволяет обрабатывать масс-спектры автоматически и отсеивать уже обнаруженные антибиотики и их модификации. Так ученые могут сконцентрироваться только на том, что действительно стоит изучить. Кроме того, мы уже разработали еще одну программу, которая будет искать именно новые антибиотики. Но публикаций о ней мы еще не делали.

— Антибиотики производят бактерии, но почему мы до сих пор ищем их в природе, например, в океане, как вы сказали? Почему просто не синтезируем в лаборатории?

— Во-первых, в природе еще много не открытых нами антибиотиков. Во-вторых, часто непонятно, как именно их синтезировать: что конкретно менять в уже имеющихся антибиотиках, как менять и так далее.

— Говорят о том, что вместо антибиотиков можно использовать вирусы, которые заражают и убивают бактерии, бактериофаги. Стоит ли надеяться на это, если с новыми антибиотиками ничего не получится?

— Да, фаговая терапия существует. Но мы очень мало знаем об этой теме. По фаговой терапии мы сейчас находимся в точке, примерно соответствующей 1930-40-м годам по антибиотикам. О массовом применении сейчас очень рано говорить. И непонятно, когда мы дойдем до этого.

— Как вообще выглядит проблема с антибиотиками изнутри? Сейчас это гонка науки и бактерий на выживание?

— Это всегда было устроено, как гонка. Ученые находят антибиотик, а бактерии потом приспосабливаются к нему. Потом мы находим еще один антибиотик и все повторяется. Другое дело, что прямо сейчас, кажется, бактерии побеждают науку.

— Что тогда будет дальше? Нас ждет эпидемия?

— Смотрите, только в США метициллин-резистентная разновидность золотистого стафилококка сейчас уносит жизни около 20 тысяч человек в год. И из-за устойчивости бактерии врачи не могут ничего с этим сделать. Наверно, это нельзя назвать эпидемией, но ситуация очень серьезная.

По поводу будущего есть самые разные оценки. Есть пессимистичный прогноз, что к 2050 году подобные бактерии будут убивать 10 миллионов человек в год. Но я верю в лучшее. Думаю, наука справится. Правда, есть важная проблема — крупные фармацевтические компании не так просто заинтересовать возможностью разработать новый антибиотик.

— Почему? Результата почти нет, а затраты растут?

— Все просто. Допустим, вы сделали антибиотик. Пусть он даже стоит тысячу долларов, но человек его выпьет один раз и все. А средство против головной боли человек будет пить каждый день годами. Причем разработать его и вывести на рынок гораздо проще и дешевле, чем антибиотик.

— Наверное, в это должны вмешаться государства?

— Они работают над проблемой, но правда в том, что государственной структуры, которая может самостоятельно разработать и вывести на рынок новый антибиотик, сейчас нет нигде. Надеюсь, это изменится.

Главврач «Коммунарки» рассказал о смертельно опасных для пациентов с COVID-19 бактериях

Госпитализированные больные с COVID-19 могут стать жертвами опасных бактерий, очень устойчивых к лечению антибиотиками. Об этом сообщил главный врач инфекционной больницы в Коммунарке Денис Проценко на конгрессе по контролю и профилактике инфекций в Москве, пишет «Московский комсомолец».

«Особенность пациентов с COVID-19 — быстрое формирование чрезвычайно опасных бактерий-суперинфектов в их организме», — отметил Проценко.

По его словам, треть больных, которых не удается спасти, умирают в первые 72 часа пребывания в стационаре, остальные — в более поздние сроки.

Причинами скорой смерти чаще всего становятся гипоксия и тромбоэмболии, позднее — септические осложнения из-за устойчивости бактерий к антибиотикам.

Смертность от коронавируса в Москве в октябре выросла больше чем в четыре раза

По оценке главврача «Коммунарки» «это проблемные штаммы со множественной устойчивостью, что ограничивает возможности лечения». «Мы выявляем их все чаще»», — констатировал Проценко.

  С начала пандемии через больницу, которую он возглавляет прошло более 30 тысяч пациентов, госпитальная летальность составляет 8,5%.

 В России с начала пандемии выявили 2 187 990 заболевших COVID-19, из них 38 тысяч скончались, почти 1,7 миллиона вылечились.

Бизнес, который никогда не окупится: зачем миллиардер-сайентолог создает антибиотик от смертельно опасной болезни

«Мы выявляем бактериальные пневмонии, устойчивые к паре десятков антибиотиков. В период пандемии мы наблюдаем появление новых супер-патогенов.

Лекарственная устойчивость бактерий к антимикробным препаратам приобрела угрожающие размеры еще до пандемии, а сейчас начался ее резкий всплеск в связи с бесконтрольным применением антибиотиков», — предупредил на конгрессе директор Государственного научного центра прикладной микробиологии и биотехнологии Роспотребнадзора, академик РАН, профессор Иван Дятлов.

«Это что-то среднее между ВИЧ и полиомиелитом»: почему ведущий вирусолог США не надеется на вакцину от COVID-19

Эпидемиолог Елена Брусина добавила, что избыточное применение антибиотиков привело к резкому росту устойчивости к ним множества штаммов, в том числе к резервным препаратам последнего поколения — карбапенемам. «Большую проблему стали представлять дрожжеподобные грибы типа кандиды, которые все чаще регистрируются при коронавирусе.

Они распространяются в стационарах стремительно», —  сообщил Иван Дятлов.

Как прогнозирует директор Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, академик РАН профессор Василий Акимкин, с проблемой инфекций, «к 2050 году по причине антибиотикорезистентности в мире будет умирать 10 миллионов человек ежегодно, что превзойдет смертность от онкозаболеваний».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector